Размышления о... Вып. 9 - Вып. 9 <!--if(Размышления о...)-->- Размышления о...<!--endif--> - Библиотека - Философский семинар





Категории раздела
Все выпуски [1]
Вып. 1 [1]
Вып. 2 [2]
Вып. 3 [2]
Вып. 4 [1]
Вып. 5 [2]
Вып. 6 [2]
Вып. 7 [0]
Вып. 8 [1]
Вып. 9 [2]
Вып. 10 [0]
Вып. 11 [0]
Вып. 12 [1]
Форма входа
    город Озёрск
Воскресенье, 04.12.2016, 04:53


 Философский семинар

  
Главная » Файлы » Размышления о... » Вып. 9

Размышления о... Вып. 9
12.02.2013, 10:49
Содержание

Катречко С.Л. Как возможна метафизика? (часть 2).
Борчиков С.А. Протеические основы метафизики.
Шашков И.И. Полнота метафизики.
Моисеев В.И. Метафизика Свето-Бытия.
Савинов В.А.Идеал как Первоначало в метафизике.
Соловьев Н.А. Недуальная метафизика.
Матюшкин И.В. Статус закона достаточного основания в этике и метаэтике.

От авторов
(вместо предисловия)

Совместная работа в рамках философского альманаха заставила нас по-новому посмотреть на парадоксальную природу метафизического сознания.  Есть метафизика Гераклита, есть метафизика Аристотеля, есть метафизика Спинозы, есть метафизика Хайдеггера и т.д., а метафизика вообще – не фантом ли? С другой стороны, не фантом ли сказ «я метафизик!»?

В любом случае представленные на суд читателей метафизические теории отражают метафизическое бытие их авторов. И это их бытие в поле всеобщей метафизики есть по существу самобытно и уникально. Хотя понятно, что для квалификации современных метафизиков одного указания на имя недостаточно. Необходима их максимально категориальная оценка и самооценка.

В каких же категориях оцениваем метафизику и свое место в ней мы, авторы альманаха?

Сергей Катречко считает метафизическое трансцендентальное исследование сокровенным истоком философии, понимая под трансцендентальностью прослойку между двумя мирами – имманентным и трансцендентным (физическим или божественным). При этом трансцендентальная метафизическая способность обретает изначальную до-априорную укорененность в человеческом бытии вплоть до гипостазирования человека в homo metaphysicus.

Для Сергея Борчикова метафизика – особый философский гнозис, возникающий на перекрестии онтологического и гносеологического познания. Будучи имманентным, этот гнозис, естественно, затрагивает трансцендентальные, трансцендентные, софийные и прочие глубины. Среди них определяющее место занимают протеические механизмы, связанные со спецификой метафизической предметности – выступать в форме первоначал, детерминанирующих всё в мире, в том числе даже самые первые философские сущности: трансценденцию и Бога.

Игорь Шашков именует свою философию интегральной теорией. Отсюда его метафизика – интегральная, а ее центральная категория –полнота. Полнота полна всем, а посему интегральная метафизика парадоксальным образом синтезирует в себе элементы всех методологий и научных дисциплин, начиная от естественных и кончая собственно философскими.

Вячеслав Моисеев в своей небольшой статье предполагает бытие специфического языка философии – Lingua Philosophica. Об этом языке так или иначе знают все философы, но формализовать его логическими и терминологическими средствами пока не удается. Lingua Philosophica предполагает реальность некоего начала, подобного свету. Поэтому и метафизика всеединства, известная по другим работам автора, обретает в данной статье черты световой метафизики бытия.

Вадим Савинов определяет метафизику как экзистенциально-ре­дукционистскую, поскольку выстраивает свое мыслебытие по типу экстатического движения навстречу чистому Идеалу. Идеал в таком случае выступает у него и в традиционной форме первоначала, и в нетрадиционной форме поэзии метафизического дискурса.

У Никиты Соловьева метафизика описывает процессы оформления недуального имманентного мира, в которых мир предстает в виде иерархической структуры. Наверху этой структуры располагается дух, а внизу – максимально оформленная материя. Анализируя квантово-ме­ханическую проблему измерений, автор приходит к выводу, что волновая функция является нижним уровнем сознания материального объекта.

Игорь Матюшкин рассматривает метафизику через призму этического в контексте закона достаточного основания как вечную борьбу и союз трансцендентного и имманентного. Двойственный характер закона достаточного основания позволяет, по мнению автора, совместить свободу воли вообще с детерминизмом трансцендентных объектов, а свободу воли человека – с императивами науки метаэтики и ограничениями, накладываемыми антропологией.

М.Н. Эпштейн, идеи которого присутствуют в некоторых статьях альманаха, рассматривая судьбу метафизики, предложил путь ее освобождения от фантома всеобщей метафизики – создание «альтернативного множества метафизик, между которыми исчезает привилегированное место метафизики»[1]. В этом смысле альманах вполне демонстрирует не только множество разных метафизик, но даже и элементы их синтеза, что позволяет все же говорить о метафизике (о науке и человеке) как о некоем едином и даже всеедином субъекте.

Л.П. Карсавин, анализируя феномен всеединого субъекта, писал в свое время: «Момент всеединства (всеединого субъекта, всеединой души) есть само всеединство, качествующее каким-либо из своих качествований, отличным от всех прочих»[2]. Если применить это к мыслителям-метафизикам, то получается, что каждый из них как момент и есть сама вся метафизика, качествующая в форме индивидуального уникального метафизического бытия.

Впрочем предлагаем читателям самим вынести суждение о качестве метафизических трудов-дум каждого из авторов альманаха.

[1] Философия возможного. СПб.: Алетейя, 2001. С.229.
[2] Философия истории. СПб.: АО Комплект, 1993. С.50.
Категория: Вып. 9 | Добавил: Сергей_Борчиков
Просмотров: 355 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


Философский семинар © 2016