Батура И.Г. Принципы философии - Батура И.Г. <!--if()-->- <!--endif--> - Библиотека - Философский семинар





Категории раздела
Журнал "Интегральная философия" [5]
Электронный журнал Интегрального сообщества
Борчиков С.А. [18]
Батура И.Г. [1]
Войцехович В.Э. [2]
Волынцев А.Н. [1]
Донской Б.Л. [1]
Захаров А.В. [1]
Захарова Т.Г. [1]
Ивакин А.А. [3]
Катречко С.Л. [2]
Моисеев В.И. [2]
Подзолкова Н.А. [1]
Соколов А.А. [1]
Шуранов Б.М. [1]
Мыслечувствие [1]
Форум ФШ
Сборники [1]
не только Семинара
Размышления о... [15]
философский альманах
Философия в малых формах [2]
избранные работы
Форма входа
    город Озёрск
Воскресенье, 04.12.2016, 04:57


 Философский семинар

  
Главная » Файлы » Батура И.Г.

Батура И.Г. Принципы философии
04.02.2013, 19:21

1
. Философия предварительно может быть охарактеризована как деятельность в пространстве языка, точнее, как искусство прояснения некоторых тем. Содержательное (тем более телеологическое) определение философии дать невозможно: такое определение осталось бы в рамках самой философии (одного из ее горизонтов) и, таким образом, потребовало бы дальнейшего определения.

2. Философией проясняются лишь две темы: сознание и бытие. Способ их тематизирования определен принципиальной непредметностью обеих. Язык, позволяя называть их, позволяет только указать на то, что позволяет говорить. Поэтому важнейшей чертой философии как языковой деятельности является направленность к такому снятию предметного языка, которое внутри языка совершиться не может. В пределах философии реально осуществляется (а не просто заявляется) отрицание языка. Это динамическое отрицание. Прочие темы, затрагиваемые философией, являются в отношении названных двух вспомогательными.

3. Предметность вообще определена тем, что предмет дан сознанию. Сознание же своим предметом быть не может, поскольку для этого потребовалось бы отслоить сознание от самого себя и поместить его перед собой, а ведь сама данная операция лишает «отслоенное» сознание его статуса. Maximum объективации в отношении сознания – рефлексия, ведущая к теме бытия.

4. Весь предметный мир открыт для сознания и тем самым дан ему. Единственный факт, который принципиально не входит в число фактов мира, – тот, что сознание и его мир вообще существуют. Бытие необъективируемо иначе, чем сознание: последнее (в трансцендентальном смысле) не может «выпрыгнуть» из себя самого, чтобы сделать себя предметом, но оно не может и «оглянуться назад», чтобы сделать предметом бытие (иначе как опрокинувшись навзничь). Объективация бытия в то же время означает коллапс сознания, а значит, и самоотмену. Возможно, связь бытия и сознания только и может проглядывать через такого рода «клинч».

5. Таким образом, интересующее нас формальное определение в самом коротком виде будет звучать так: философия есть языковая деятельность по техническому опредмечиванию непредметного. Ведь именно экспликационный переход, оставаясь сугубо техническим, представляет собой смысл того прояснения, в котором мы заранее усмотрели сущность философии.

6. Искусство языковой экспликации непредметного предмета философии, взятое само по себе, названо диалектикой. Диалектическая способность подразумевает также и умение снять конечный (и потому в данном случае неизбежно самопротиворечивый) текст в пользу исходного понимания непредметности его предмета.

7. Текст в философии, по сути, предметный технический медиатор между двумя сторонами понимания непредметного. Его «техничность» состоит исключительно в прояснении понимания. Причём по мере прояснения понимания (в равной степени как для создателя текста, так и для его читателя) текст утрачивает свою предметность, выявляя этим свою исходную диалектичность. (Здесь невольно обнаруживается фундаментальный и загадочный факт, устанавливающий зависимость возможностей непредметного понимания от условий его собственной объективации, успешной или неудачной).

8. Философствуя, человек обретает созерцание мыслей, освобождаемых от путеводной нити их собственного выражения либо, наоборот, получающих её затем в новом акте. Определяющая черта философского акта – момент перехода: «я вижу эту мысль». Этот момент может оказаться первым звеном выражения мысли, но может быть и результатом понимания выраженной мысли. Мысль каждый раз, притом заранее, должна получать свой собственный горизонт.

9. Не существует единого горизонта (и абсолютно прозрачного поля возможностей высказывания) для всей философии (в пределах свойственной человеку способности видеть мысль). С единой точки невозможно адекватно обозреть всю философию. Процесс перемещения между точками не может быть тематизирован независимо от какой-то новой точки. Метафилософия невозможна, поскольку она остаётся философией.

10. Языковым средством условной развёртки пространства мышления служит диалектика. По существу, необходимость диалектики как раз и кроется в том обстоятельстве, что человеческое мышление не размерно бытию, и любая попытка генерализации понимания неизбежно вступает во взаимодействие с пределами возможностей самого мышления, которые в свою очередь определяются простейшим – способом бытия сознания. Коротко говоря, диалектика – это техника грамотной экспликации мысли, то есть техника такого высказывания, которое отвечает бытию, но исключительно под условием соблюдения законов сознания.
Успех её определяется возможностью обратного хода: адекватностью независимого понимания выраженной мысли.

11. Из этого следует немаловажное замечание: философия как практическая деятельность философа накладывает на последнего обязанность постоянно удерживать в виду то обстоятельство, что предмет его деятельности тождествен его собственному повседневному бытию как сознающего, а потому не может быть взят в скобки и рассмотрен с какой-то идеальной позиции, абстрагированно от этого рода бытия. Философский подход как раз и начинается с понимания того, что подобной позиции вообще не существует. В случае утраты этого понимания философия также прекращается. Таков смысл утверждения: любая философия принципиально является феноменологией.

12. Характер философского понимания непредметного изначально определен тем очевидным обстоятельством, что само по себе такое понимание недостижимо. «Понять непредметное» означало бы «опредметить непредметное», т.е. подменить тему понимания. Для сохранения адекватности теме непредметного само понимание должно трансформироваться так, чтобы включить в себя невозможность себя самого на пределе. Этим предметное понимание превращается в акт трансцендирования, т.е. в усилие движения к заведомо невозможному состоянию, имеющему статус гипотетического или, если угодно, регулятивного, также идеального. Философия и существует только в момент подобного усилия на пути понимания заранее под очевидным условием невозможности конечного понимания. Диалектика же, являясь техникой экспликации мышления непредметного, есть одновременно и техника трансцендирования.



Категория: Батура И.Г. | Добавил: Сергей_Борчиков
Просмотров: 661 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


Философский семинар © 2016