Знание и доверчивое отношение к знанию - над этим я мыслю - Страница 2 - Форум





Форма входа
    город Озёрск
Среда, 22.02.2017, 20:19


 Философский семинар

  
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 11«12341011»
Форум » Подфорумы » Душа и дух, знание и вера » Знание и доверчивое отношение к знанию - над этим я мыслю (брошюра "Теория познания ? Это очень просто !")
Знание и доверчивое отношение к знанию - над этим я мыслю
kkamlivДата: Суббота, 17.12.2016, 12:54 | Сообщение # 16
Полковник
Группа: Пользователи
Сообщений: 159
Репутация: 0
Статус: Offline
Переход от ощущаемого к воображаемому одним из своих условий требует признания искаженности ощущений. Александр Иванович Герцен в своем философском сочинении «Письма об изучении природы» использовал своеобразную терминологию, показывающую, как идеалисты признают искаженность: «идеализм стремился вещественное бытие принять за ложь», «погубить действительность явлений в пользу сущности». Людвиг Фейербах применял легкопонятную терминологию: «Чувство дает только видимость, а мышление — истину». Фейербах проводил принципиальную грань между лживыми ощущениями и истиной, которая постигается через мышление, по мнению Фейербаха.
В.И.Ленин вписал в свою книгу фразу, которую можно расценить как влияние на него учения Фейербаха по поводу вопроса о том, что чувство дает только видимость. «…профессор не может не обругать материалистов метафизиками. Для профессоров идеалистов, юмистов и кантианцев, всякий материализм есть «метафизика», ибо он за феноменом (явлением, вещью для нас) видит реальное вне нас»(с.106). Ленин назвал реальным находящееся за явлением, но не назвал реальным само явление. Это — косвенное, изложенное на эзоповом языке, сообщение о том, что явление не совсем реально.
Газ сероводород обнаруживается при помощи обоняния, когда концентрация достигает 0,005 микрограмм на литр. При длительном воздействии сероводорода происходит привыкание к запаху, и органы чувств не сообщают о наличии сероводорода даже при тысячекратном увеличении концентрации. При длительном вдыхании сероводорода низкой концентрации, отсутствие показаний органов чувств необходимо принимать за ложь. Нужно не признавать действительность явления, представляющего собой показания органов чувств, сообщающих об отсутствии сероводорода. Непризнание действительности явления поспособствует выявлению сущности — наличия сероводорода во вдыхаемом воздухе.
Джордано Бруно пытался сделать то, что словами Герцена может быть выражено как «погубить действительность наблюдаемых явлений в пользу ненаблюдаемой сущности», «стремился наблюдаемое бытие в виде вращения Солнца вокруг Земли принять за ложь». Джордано Бруно проводил принципиальную грань между видимым и существующим, и за это он подвергся сожжению на костре. Сжигающие отрицали принципиальную грань между восприятием и действительностью. Сжигающие были материалистами, Джордано Бруно — идеалистом.
Считается, что телепатии нет. Это означает, что у человека отсутствует орган чувств, при помощи которого можно воспринимать мысли, витающие в голове другого человека. Из невозможности при помощи органа чувств воспринять мысли другого человека вытекает, что представление о наличии мыслей в голове другого человека нереалистично (подобно тому, как нереалистичны магнитные линии Земли, не воздействующие на человека по причине отсутствия у человека магнитного органа чувств, или нереалистичен центр масс плутон-хароновской системы, или нереалистична формула Ньютона относительно квадратичной зависимости силы земного притяжения, по причине не соответствия формулы ощущениям, поступающим от вестибулярного аппарата). Показания органов чувств не позволяют утверждать, что вне человека находятся мысли других людей. Однако, если перейти с позиций номинализма на позиции анти-номинализма, то можно утверждать, что вне человека находятся мысли других людей, вне человека находятся магнитные линии, вне человека находится квадратичная пропорциональность силы земного притяжения. Метафизики не имеют в своем распоряжении убедительных доказательств реалистичности (логическое обоснование не считается убедительным доказательством, и это известно, к примеру, из деятельности Фомы Аквинского), и бездоказательно утверждают о реалистичности представлений о наличии в головах других людей мыслей, материалистичности центра масс плутон-хароновской системы, реалистичности гравитационной формулы Ньютона, реалистичности магнитных линий, на которые реагирует стрелка компаса. Метафизики доказывают так же, как доказывал Фома Аквинский.
С позиции номинализма, представление, имеющее лишь логическое обоснование, менее убедительно (из-за недоказанности), чем представление, обоснованное показаниями органов чувств. «Менее убедительно», «не доказано» — это значит, что будет неудачной попытка убедить людей в ошибочности того, что написано в Библии, если убеждать с применением представлений, имеющих логическое обоснование и не имеющих обоснование показаниями органов чувств. Такая ситуация, связанная с неубедительностью, неприемлема для В.И.Ленина. Неприемлемость выражена Лениным словами: «…идеалистическая философия не менее решительно ухватилась за шатания махистской физики. Мы уже видели, как неокритицисты встретили «Механику» Маха, сразу отметив идеалистический характер основ философии Маха. Французский махист Пуанкаре (Анри) в этом отношении имел еще больше удачи. Реакционнейшая идеалистическая философия с определенно фидеистическими выводами сразу ухватилась за его теорию. Представитель этой философии Леруа (Le Roy) рассуждал так: истины науки суть условные знаки, символы; вы бросили нелепые, «метафизические» претензии на познание объективной реальности; будьте же логичны и согласитесь с нами, что наука имеет только практическое значение для одной области человеческих действий, а религия имеет не менее действительное значение, чем наука, для другой области действий; отрицать теологию «символическая», махистская наука не имеет права»(«Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.308). Эта цитата означает — подтверждение правильности представления только с помощью логики есть всего лишь неполноценное подтверждение; представление, имеющее такое ненадежное подтверждение и лишенное обоснования со стороны органов чувств, есть нереалистическое символическое представление, и такое представление не в силах убедительно опровергнуть религиозное учение. Номинализм создает препятствия для Ленина в проведении атеистической пропаганды, и поэтому номинализм неприемлем.
Отрицать теологию «символическая» наука не имеет права. А.А.Богданов назвал символом энергетическую теорию, разработанную Вильгельмом Оствальдом, и указал на ложные элементы в теории. Богданов своими сомнениями и использованием слова «символ» принизил ценность теории, и после этого стало невозможным использовать эту теорию в борьбе против религии. Ленин поставил перед собой цель — скомпрометировать Богданова посредством приравнивания его к солипсисту Беркли, после этого теория Оствальда утратит свойство символичности (ложности), приписанному ей усилиями Богданова, очищенная от символизма теория станет реалистичной и будет использована в борьбе против религии.
«Факты остаются, даже если имеющиеся о них представления оказываются ложными. Если мы и отбросили старую контактную теорию, то все еще существуют те установленные исследователями факты, объяснению которых она должна была служить»(Фридрих Эн¬гельс, «Диалектика природы», Соч., т. 20, с. 476).
Согласно мировоззрения Ленина, отбрасывание старой контактной теории приводит к мысли о том, что эта теория была символической теорией; однако понимание отброшенной теории как символической теории приносит вред, поскольку контактная теория, названная символической, не имеет права отрицать теологию; чтобы вернуть теории право отрицать теологию, необходимо добиться того, чтобы старая контактная теория не считалась символической (т.е. ложной). Энгельс создал препятствия Ленину в использовании контактной теории в борьбе против религии. Шатающаяся махистская физика имела много общего с энгельсовской физикой.
Энгельс выразился в том смысле, что имеются факты внешнего мира, и с их использованием создаются теории, например, контактная теория или теплородная теория, и теории предназначены для объяснения фактов; некоторые теории отбрасываются (в книге «Диалектика природы» Энгельс прямо указал, что отбрасываемые теории, — контактная, теплородная, — были ложными теориями), и это означает, что к отброшенным теориям применимы слова Френсиса Бэкона «Ум человека (как кривое зеркало) примешивает к природе вещей свою собственную природу, отражает вещи в искаженном и обезображенном виде».
Отношение Ленина к этому вопросу совершенно иное — обезображенность, о которой толковал Бэкон, способствует номиналистам в доказывании нереалистичности теоретических представлений, а также способствует тому, что Богданов или какой-нибудь иной эмпириокритик называют теорию символической и от этого теория утратит право отрицать теологию. Чтобы вернуть указанное право теории, нужно признать ошибочность высказываний Френсиса Бэкона и Фридриха Энгельса.
(Подробная информация о теплородной теории приведена в девятой главе «Человек навешивает ярлыки на природу».)

Номиналисты считают, что ошибки, совершаемые в ходе логического обоснования, должны исправляться при помощи показаний органов чувств. Анти-номиналисты считают, что ошибки, совершаемые ощущениями, должны исправляться посредством логического обоснования.

В.И.Ленин: «…взгляд тех профессоров философии, которым Базаров привык верить на слово и которых Дицген справедливо называл дипломированными лакеями поповщины или фидеизма. В самом деле, фидеизм утверждает положительно, что существует нечто «вне чувственного мира». Материалисты, солидарные с естествознанием, решительно отвергают это»(«Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.117).
Что отвергают материалисты? Отвергают существование того, что не воздействует на органы чувств, что не обладает свойством быть чувственно-воспринимаемым. Материалисты отвергают именно то, что отвергал Беркли. Ленин понарошку боролся против мировоззрения Беркли, и в конце концов Ленин согласился с берклианским мировоззрением.
Ленин прямо объявил правильным мнение о том, что существует только чувственно-воспринимаемое. Но именно это доказывал Беркли, высказываясь «существовать — значит оказывать воздействие на органы чувств и быть воспринимаемым органами чувств».
 
kkamlivДата: Суббота, 17.12.2016, 12:55 | Сообщение # 17
Полковник
Группа: Пользователи
Сообщений: 159
Репутация: 0
Статус: Offline
Что мыслящее существо является существом, сомнений не вызывает (поскольку это познано органами чувств). Но мыслящая сущность под вопросом — трепанация черепа не приводит к выявлению внутри мозга мысли.
Карл Пирсон считал, что невозможность при помощи органов чувств воспринять мысль другого человека, есть временное положение дел. Пирсон писал, что в отдаленном будущем можно хирургическим путем имплантировать нерв в два мозга, и тогда нерв станет своеобразным органом чувств, соединяющим два мозга. Один мозг сможет посредством нового органа чувств, представляющий собой нерв, идущий к другому мозгу, воспринимать мысли, находящиеся в другом мозге. Логическое обоснование (по своей сути — неубедительное) пребывания мыслей в чужом мозгу будет дополнено убедительным почти-чувственным восприятием чужих мыслей. После проведения такой хирургической операции, никто не сможет обвинять номиналистов в отрицании существовании мыслей в головах других людей (на том основании, что нет возможности чувственно или телепатически воспринимать мысли, находящиеся в головах других людей). Хирурги смогут решить философскую проблему, связанную с солипсизмом.

Карл Маркс писал, что некоторые ученые берут действительность только в форме объекта, только в форме созерцания, а не как воплощение в практику мыслительной деятельность человека, не субъективно; отсюда и пошло, что деятельно-практическая сторона мышления, в противоположность материализму, развивалась идеализмом, но только абстрактно, так как идеализму неизвестна подлинная деятельность.
Вероятно, Маркс подразумевал, что номиналисты используют созерцающую деятельность как критерий существования объектов и таким образом убеждаются в существовании объективного; номиналисты специализируются на исследовании созерцаемых природных явлений, а анти-номиналисты отходят в сторону от объективного, отходят в сторону от воздействующего на органы чувств и специализируются на абстрактно-субъективном исследовании природных явлений, т.е. исследуют не созерцаемое, но проявляющееся в практической деятельности.

Как указывалось выше, В.И.Ленин процитировал высказывание Л.Больцмана, излагающее сущность номиналистического признака существования вещей: «Мы познаем существование вещей из тех впечатлений, которые они производят на наши чувства».
На основании написанного относительно Беркли, на странице 15 книги «Материализм и эмпириокритицизм», можно восстановить ход мысли Ленина: за исходный пункт своего воззрения на мир Беркли взял ощущения, и это означает, что из ощущений состоит мир и вещи, входящие в состав мира — «Для Беркли вещи суть собрания ощущений». Исходный пункт является строительным материалом, из которого создается завершающий пункт. Исходный пункт — ощущения, завершающий пункт — вещи или мир, состоящий из вещей. В противоположность Беркли, Ленин взял вещи за исходный пункт своего воззрения на мир, и поэтому получилось — для Ленина мир суть собрания вещей (исходный пункт — вещи, завершающий пункт — мир). Смысл написанного на странице 15 таков: имеется материалистическая философия, рассматривающая исходный пункт как образующий мир, и поскольку за исходный пункт берутся вещи, то мир осмысляется как образующийся из вещей; имеется идеалистическая философия, рассматривающая исходный пункт как образующий мир, и поскольку за исходный пункт берутся ощущения, то мир осмысляется как образующийся из ощущений; так как ощущения находятся внутри головы, то мир находится внутри головы. Беркли причислен к когорте солипсистов по той причине, что в первоначало своей философии он кладет твердое, мягкое, теплое, холодное, желтое, фиолетовое, соленое, едкое, слезоточивые запахи и иные показания органов чувств.
Больцман, подобно Беркли, исходил из ощущений, при установлении существования вещей, и, согласно ленинской логике, Больцман должен считаться солипсистом. Также и Луи де Бройль должен быть отнесен к солипсистам, ибо он брал как исходный пункт макроскопические ощущения и с их использованием строил понимание внешних микроскопических объектов.
На странице 15 Ленин дал такое определение берклианства, что под это определение подпадают почти все ученые.
Исходный пункт является строительным материалом, из которого создается завершающий пункт, и завершающий пункт находится в зависимости от исходного пункта. Ленин избрал для исходного пункта вещи, и для завершающего пункта избрал мир, и это привело Ленина к материализму — мир зависит от вещей. Беркли избрал иное, и у него получился берклианский идеализм — вещи (или мир, состоящий из вещей) зависят от ощущений.
Ленин не встретил затруднений, в начале своей философской книги, при доказывании того, что Беркли был идеалистом. Трудности у Ленина появились позже, в середине книги, когда он сообщил, что материализм признает ощущения как исходный пункт (и получилось значительное сходство между берклианством и материализмом).

Над новорожденными котятами, со дня обретения ими способности видеть, проводили эксперименты: котят усаживали в тележки, и возили в тележках среди разнообразных предметов. Котята видели предметы, и могли обозревать пространство, насыщенное предметами. Но котята не могли ходить между предметами и трогать предметы лапами. На протяжении одного часа в сутки котята бегали по беговой дорожке, и таким образом тренировали свои мышцы и способность к передвижению; тренировки на беговой дорожке, а также кормление проводились в полной темноте, чтобы в этот период времени котята не могли пользоваться зрением. Через два месяца, на завершающей стадии экспериментов, котят прекращали сажать в тележки, и выпускали в помещение с разнообразными предметами. Котята ходили по помещению и постоянно натыкались на предметы; поведение котят было идентично поведению слепых кошек. Исследования показали, что зрительные органы чувств функционировали нормально, однако мозг оказался неспособным почерпнуть из показаний органов зрения информацию о том, в каком месте пространства находятся предметы. Котята не осознавали, что вокруг существует пространство, и они были солипсистами. У котят имелись зрительные ощущения, но котята не могли понять, что ощущениям соответствуют внешние предметы, не могли понять, что ощущения есть образы предметов. Котята не признавали существование того, что воздействовало на орган зрения. Поведение котят показало, что для них предметы не являются непосредственно данными, хотя В.И.Ленин настаивал на противоположном.
Два предмета находятся на определенном расстоянии друг от друга. Чтобы котенок смог понять величину расстояния между двумя предметами, котенок должен осознавать, что такое расстояние и какие бывают расстояния. До того, как осуществить глазомерное установления расстояния, необходимо приобрести навыки глазомера. Котята-солипсисты не владели глазомером, и они не могли пройти между двумя предметами, и натыкались на предметы. Перемещение котят среди предметов в незначительной степени зависит от объективных предметов, и в значительной степени зависит от субъективных глазомерных способностей, появляющихся в результате обучения. Перемещение котенка зависит от того, как котенок представляет в своей голове окружающий мир. Описанные эксперименты показали, что у котят имелось искаженное представление о расстояниях между окружающими предметами.

Из самогонного аппарата можно получить спиртосодержащую жидкость, и измерить ее плотность. Для измерения плотности можно изготовить самодельный измеритель, используя в качестве образцов для градуировки воду и керосин; при погружении измерителя в воду нужно на измерителе поставить метку «1,00», при погружении в керосин поставить метку «0,80». При некоторых условиях, сложившихся внутри самогонного аппарата, получившийся самогон может иметь плотность 0,89 и сгорать с образованием яркого высокого пламени; после окончания горения окажется, что сгорело примерно 66% исходного самогона. Если налить порцию самогона в стеклянную бутылку и поместить на сильный мороз, то самогон с указанными характеристиками превратиться в лед и разорвет стеклянную бутылку при температуре 48 градусов мороза. Можно в самогон добавить немного воды, чтобы довести плотность до значения 0,90, и при сгорании выгорит примерно 56% смеси; такой самогон превратиться в лед и разорвет стеклянную бутылку при температуре мороза 42 градуса. Можно еще добавить воды, чтобы плотность смеси составляла 0,91, и при сгорании исчезнет примерно 52% смеси, и она разорвет стеклянную бутылку при замораживании до температуры 38 градусов мороза. Еще добавляя воду, можно довести плотность до 0,92, и при сгорании такой смеси выгорит приблизительно 47% смеси, и образование льда произойдет при температуре 35 градусов мороза. Дальнейшее добавление воды повысит плотность до 0,93, и сгорание такой смеси удалит примерно 43%; стеклянную бутылку разорвет при морозе в 33 градуса. Получив плотность 0,94, обнаружим, что пламя будет тусклым и прерывистым, и в пламя уйдет примерно 36% смеси; замерзание произойдет при температуре 27 градусов. При плотности 0,95 поджигание смеси не приведет к возгоранию, и смесь разорвет бутылку при морозе в 20 градусов. Смесь плотностью 0,96 кристаллизуется при морозе 15 градусов. Плотность 0,97 приведет в разрыву стеклянной бутылки при температуре 12 градусов мороза. При плотности смеси 0,98 превращение в лед произойдет при температуре 5 градусов мороза. Можно нарисовать график, показывающий понижение температуры кристаллизации, в зависимости от повышения количества сгораемой части смеси и понижения плотности; график можно продолжить в область цифровых значений, не наблюдаемых на практике в естественных природных условиях (т.е. выходящих за пределы опытных данных, перечисленных выше), и линия на графике покажет, что этиловый спирт, полностью освобожденный от воды, кристаллизуется при температуре приблизительно 80-100 градусов мороза. В естественных условиях спирт проявляет ту или иную температуру кристаллизации, относительно процентного содержания воды; температура кристаллизации различна и имеет преходящий, в некотором роде неистинный характер, т.е. не свидетельствует о температуре кристаллизации безводного спирта (не показывает свойства чистого безводного спирта). Свойства целого количественно изменяются, не претерпевая качественных изменений, в зависимости от процентного соотношения частей. Поначалу неизвестно такое свойство безводного этилового спирта, как температура кристаллизации; но известна температура кристаллизации спирта, вступившего во взаимодействие с водой. Изучая некоторые свойства смеси воды и спирта (вступивших во взаимодействие друг с другом), можно создать умозрительное абстрактное представление, выходящее за пределы опыта (выходящее за пределы физических условий наблюдения и экспериментирования, входящее в ненаблюдаемые недоступные за-физические условия), о свойствах спирта, не вступающего во взаимодействие с водой (гипотетическое превращение в лед безводного спирта при температуре 80-100 градусов мороза). Как говорят философы, свойства определенной вещи познаются при взаимодействии этой вещи с другой вещью, и в некоторых случаях можно получить знание о свойствах в условиях отсутствия взаимодействия; но такое знание является метафизическим и выходящим за пределы опыта.
В ходе взаимодействия вещей проявляются свойства, и обнаруженные свойства позволяют одну вещь отнести к причине, а другую вещь отнести к следствию. Если удалось изолировать причину от следствия, и изучить причину в условиях отсутствия следствия, то будет получено достоверное знание о причине. Если не удалось фактически изолировать причину от следствия, то остается только мысленно изолировать причину; такая причина есть недостоверное метафизическое представление.
В воздействии вещи на органы чувств проявляются свойства вещи. Чтобы свойства проявились, необходимы органы чувств. Однако воздействие вещи на органы чувств не является свойством вещи. Поэтому вещь и ее свойства не зависят от того, каков результат воздействия вещи на органы чувств.
Органы чувств содержат в себе информацию о воздействующем на органы чувств. Информация о воздействующем зависит от деятельности органов чувств.
 
kkamlivДата: Суббота, 17.12.2016, 13:20 | Сообщение # 18
Полковник
Группа: Пользователи
Сообщений: 159
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 5. Борьба против метафизики, против переоценки логического, против эмпирически не обоснованного

Константин Буажире: «…В первом случае мы видим предмет, мы воспринимаем его своими чувствами. Мы судим и говорим о нем на основе ощущений. Во втором случае речь идет о предметах, находящихся вне досягаемости наших чувств, и мы говорим о них лишь на основе догадок и предположений. Надо доказать, что картины, которые рисует нам наш разум, вполне сходны с их моделями, что он отображает объекты точно такими, какими они существуют в действительности; такой результат может быть получен лишь в тех случаях, когда об этих объектах нам могут дать свидетельства наши чувства, когда эти объекты доступны рассмотрению с помощью чувств. О вещах, которые не могут быть подвергнуты такому испытанию, невозможно составить суждение, потому что в отношении их не существует никаких правил проверки, никаких опорных пунктов для сравнения, никаких способов их достоверного познания. Необходимо придти к соглашению — не выносить никаких суждений о подобных вещах. Короче говоря, необходимо провести границу между вещами, которые доступны проверке, и вещами, которые проверке не поддаются, надо отделить нерушимой преградой…мир фантазий от мира реального»(Константин Буажире, 1791 год, из книги «Руины», глава 24).
Буажире вполне определенно заявил, что реальный мир воздействует на органы чувств, и этим реальный мир отличается от мира фантазий, который обладает противоположным свойством, а именно, он не поддается проверке органами чувств; ученые должны отказаться от рассуждений о том, что не воздействует на органы чувств.
Люди «избавились бы от множества споров, если бы их ум занимался лишь доступным познанию существами, бытие которых установлено и подлинные свойства которых можно открыть с помощью надежных повторных опытов. О физических теориях спорят лишь тогда, когда их исходные принципы недостаточно твердо установлены», «Думать о предметах, которые не воздействовали ни на одно из наших чувств, — значит мечтать о словах, грезить о звуках и искать в своем воображении предметы, с которыми можно было бы соединить их. Приписывать же качества этим воображаемым предметам — значит предаваться еще большему сумасбродству»(Пауль Гольбах, «Система природы», 1770 год, десятая глава первой части).
«Человек есть материальное существо; он может иметь представление лишь о том, что подобно ему материально, т.е. способно действовать на его органы»(Пауль Гольбах, «Система природы», вторая глава второй части).
«Будем придерживаться природы, которую мы видим и чувствуем, которая действует на нас, общие законы которой мы знаем, хотя нам и не известны ее частности и тайные принципы, применяемые ею в более сложных произведениях. Станем наблюдать природу, никогда не покидая ею поставленных границ для нас: всякое нарушение этого правила неумолимо грозит бесчисленными заблуждениями»(Пауль Гольбах, «Система природы», шестая глава второй части).
«…откинуть все то, чего не могут воспринять органы чувств…»(Пауль Гольбах, «Система природы», тринадцатая глава второй части).
«Когда мы захотим дать себе отчет об явлениях природы, откажемся от искания таких причин, которые слишком тонки для того, чтобы действовать на наши внешние чувства»(Пауль Гольбах, «Здравый смысл, извлеченный из природы»).
Как и Буажире, Гольбах убежден, что телесные, воспринимаемые чувствами причины являются единственно реальными, и только телесное должно вовлекаться в научное исследование; перед не воспринимаемым органами чувств нужно опустить шлагбаум и не подвергать научному исследованию, потому что не вызывающее ощущения не является материальным. Гольбах применил термин «метафизики» к тем исследователям, которые пытаются изучать не воздействующее на органы чувств, то есть нематериальное.
Наука должна чураться мнимого. Наука должна быть достоверной, должна изучать то, что достоверно существует, а достоверное существование устанавливается воздействием существующее на органы чувств. Наука должна содержать в себе только твердо установленные факты, подтвержденные показаниями органов чувств; в науку допускается логически обоснованное, но только такое логически обоснованное, которое теснейшим образом связано с фактами. Наука утрачивает свою достоверность, когда в научное исследование вовлекается не существующее, мнимое, и поэтому наука должна отказаться от изучения того, что не обнаруживается органами чувств. Реальное и мнимое различаются по своему воздействию на органы чувств. Наука будет ввергнута в заблуждения, если попытается исследовать то, что не вызывает ощущения в органах чувств. Наука не должна содержать в себе того, что может быть квалифицировано как сомнительное, не существующее, нереалистичное (из-за недоступности органам чувств). Показания органов чувств имеют руководящую, направляющую роль при осмыслении природных явлений, и когда происходит размышление над тем, что не вызывает ощущений, то отсутствует направляющий фактор, и результат размышлений оказывается произвольным. Единственный источник достоверного знания – ощущаемое, а неощущаемое не является источником знаний и не может дать достоверного знания.
В двадцатой главе «Физиологический идеализм» обсуждается мировоззрение Беркли, с которого скопировали свое мировоззрение Буажире и Гольбах.)
Джироламо Фракасторо изучал болезни, и среди симптомов многих болезней он обнаружил общее, и на основании общего Фракасторо разработал представление о причине заболеваний — болезни являются результатом размножения внутри людей мельчайших живых существ, которые способны перемещаться от больного человека к здоровому человеку. Фракасторо смог только подвести логическую базу под общее представление, но не смог представить действительного подтверждения — никто не видел перепрыгивающих от человека к человеку мельчайших животных, их размножение никто не замечал (поскольку в середине шестнадцатого века не было микроскопов, через которые можно увидеть прыжки и размножение мельчайших животных, вызывающих болезни). Фракасторо рассуждал о невидимом, и тем самым вступил в противоречие с теорией познания, разработанной Буажире и Гольбахом, считающими недопустимым вынесения суждений о том, что непроверяемо органами чувств. Буажире и Гольбах приравнивали к сумасбродству размышление о вещах, которые не вызывают зрительных ощущений. Джироламо Фракасторо прибегнул к недостоверным вымыслам, втащил в науку вымыслы, и этим лишил науку статуса достоверности. Деятельность Фракасторо не соответствовала требованиям, предъявляемых Буажире и Гольбахом к научной деятельности.
В Библии написано, что нужно задумываться над неощущаемым. Буажире и Гольбах были атеистами, и они считали своим долгом не соглашаться с тем, что написано в Библии. Борьба против размышлений относительно неощущаемого приравнивалась к борьбе против религии. Джироламо Фракасторо размышлял над неощущаемым, и в этом проявилась податливость тому, что написано в Библии.

Согласно мировоззрению Буажире и Гольбаха, неощущаемое, существование которого обосновывал Фраскасторо при помощи логических аргументов на основании мысленного обобщения, не имело материального характера, и о нем нужно говорить «находится только в голове Фракасторо». Джироламо Фракасторо рассказывал, что предмет его логических рассуждений способен творить материальные эффекты (т.е. вызывать симптомы болезней — повышение температуры, лихорадку, затемнение сознания, рвоту, понос, изменение кожного покрова и т.д.). Получается, что не имеющее материального характера способно порождать материальные эффекты. Разве это не идеализм, ставящий на второе место материальное, а на первое место нематериальное? Разве Фракасторо не был идеалистом?
Уильям Гильберт своими органами чувств не воспринимал магнитные линии, и тем не менее при помощи мышления создал представление о магнитных линиях, и размышлял о магнитных линиях. Магнитные линии — это продукт метафизического мышления, не связанный с воздействием на органы чувств магнитных линий. Константин Буажире и Пауль Гольбах приравнивали к сумасбродству размышление о вещах, которые не вызывают ощущений. Следовательно, Уильям Гильберт занимался сумасбродством. Гильберт заявил даже о том, что не материальное (т.е. не воздействующее на органы чувств) способно воздействовать на материальный объект, представляющий стрелку компаса. Когда нематериальное, измышленное при помощи метафизического мышления, не обладающее доказательством наличия свойства «находится вне мышления», признается вызывающим физические эффекты (движение стрелки компаса), то это, несомненно, является идеализмом.
 
kkamlivДата: Суббота, 17.12.2016, 13:21 | Сообщение # 19
Полковник
Группа: Пользователи
Сообщений: 159
Репутация: 0
Статус: Offline
Константин Буажире писал о необходимости доказывания, что картины, которые рисует нам наш разум, вполне сходны с их моделями, что разум отображает объекты точно такими, какими они существуют в действительности. Иммануил Кант писал противоположное, и проводил принципиальную грань между действительными вещами, и восприятием, пониманием вещей. Владимир Ильич Ленин объяснял, чем вызвано различие во взглядах: Буажире был представителем прогрессивных слоев и он двигал науку вперед, а Кант был представителем реакционных кругов, заинтересованных в отсутствии ясного понимания природы, заинтересованных в возвращении к религиозному пониманию происходящего в мире.
В.И.Ленин: «Альбрехт Pay, перенявший вместе с достоинствами Фейербаха недостатки его, превзойденные Марксом и Энгельсом, критиковал Канта всецело в духе своего учителя: «Философия Канта есть амфиболия (двусмысленность), она — и материализм, и идеализм, и в этой ее двойственной натуре заключается ключ к ее сущности. В качестве материалиста или эмпириста Кант не может уклониться от того, чтобы признать бытие за вещами вне нас. Но в качестве идеалиста, он не мог избавиться от предрассудка, что душа есть нечто совершенно отличное от чувственных вещей. Существуют действительные вещи и человеческий дух, который постигает эти вещи. Каким же образом этот дух приближается к совершенно отличным от него вещам? Увертка у Канта следующая: дух имеет известные познания a priori, благодаря которым вещи должны являться ему так, как они ему являются. Следовательно, то обстоятельство, что мы понимаем вещи так, как мы их понимаем, есть наше творение. Ибо дух, живущий в нас, есть не что иное, как дух божий, и подобно тому, как бог создал мир из ничего, так и дух человека создает из вещей нечто такое, чем эти вещи сами по себе не состоят»(«Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.210).
В Библии написано, что Бог создал материальный мир из того, что не является материальным, — из пустоты. Иммануил Кант и Николай Кузанский уподобили человека Богу, и наделили человека способностью создавать из вещей нечто такое, чем эти вещи не являются. Человеческий дух постигает вещи тем способом, что создает из вещей нечто такое, чем эти вещи не являются. Кант создал теорию познания, и Кузанский создал теорию познания, которые не могут обойтись без Бога и уподобления человека Богу. «Как Бог есть Творец действительно сущего и естественных форм, так человек есть создатель мыслимо сущего и искусственных форм»(Николай Кузанский).
Галилео Галилей утверждал, что скорость вращения Земли вокруг своей оси, и скорость движения Земли по орбите вокруг Солнца, в ночное время складываются, а в дневное время вычитаются друг из друга, это сложение и вычитание скоростей сказывается на морских водах, и происходят отливы и приливы. Действительная вещь состоит в том, что Луна притягивается к себе морские воды, и приливная волна двигается вслед за движущейся Луной и на несколько часов покрывает сушу. То обстоятельство, что Галилей понимал приливы и отливы как результат складывания и вычитания скоростей (орбитальной и вокруг-осийной), есть творение мышления Галилея. Дух Галилея создал из гравитационного влечения воды к Луне нечто такое, чем гравитационное влечение не является. Кантовская увертка, включающая в себя проведение принципиальной грани между гравитацией и сложением скоростей, соответствует истории познания приливов и отливов.
Галилей понимал приливы и отливы как возникающих от сложения или вычитания скоростей, и такое понимание было творением Галилея. Такое понимание не может рассматриваться как творение природы, такое понимание не могло быть навязано Галилею природой, потому что в природе приливы и отливы возникают от гравитационного притяжения Луны. Что Галилей считал фактом внешнего мира, то на самом деле было продуктом человеческого ума (в соответствии с высказыванием Пирсона, приведенном в предыдущей главе). Воззрение Галилея было противоречивым, т.к. не могло объяснить, почему дневные приливы примерно в два раза слабее, чем ночные приливы.
Иммануил Кант выступил против Константина Буажире и доказал бессмысленность попыток представить дело так, как будто разум отображает объекты точно такими, какими они существуют в действительности. Разум Галилея значительно исказил действительно существующий объект.
Фрэнсис Бэкон разделил источники ошибок, пускающие под откос познание (отображение разумом объектов точно такими, какими они существуют в действительности), на четыре группы, которые он назвал «призраками». Это «призраки рода», «призраки пещеры», «призраки площади» и «призраки театра».
«Призраки рода» проистекают из самой человеческой природы, они не зависят ни от культуры, ни от индивидуальности человека. «Ум человека (как кривое зеркало) примешивает к природе вещей свою собственную природу, отражает вещи в искаженном и обезображенном виде».
«Призраки пещеры» — это индивидуальные ошибки восприятия, как врожденные, так и приобретённые. «Ведь у каждого помимо ошибок, свойственных роду человеческому, есть своя особая пещера, которая ослабляет и искажает свет природы».
«Призраки рыночной площади» — следствие общественной природы человека, общения и использования в общении языка. «Люди объединяются речью. Слова же устанавливаются сообразно разумению толпы. Поэтому плохое и нелепое установление слов удивительным образом принижает разум».
«Призраки театра» — это усваиваемые человеком от других людей ложные представления об устройстве действительности. «При этом мы разумеем здесь не только общие философские учения, но и многочисленные начала и аксиомы наук, которые получили силу вследствие предания, веры и беззаботности».
Согласно мировоззрению Бэкона, вещи являются источником человеческих восприятий и представлений, но вещи не являются единственным источником. Вторым источником представлений являются «призраки», и второй источник вносит искажения в исходящее из первого источника.
Априорные предпосылки, о которых говорил Имманиул Кант, «призраки», о которых повествовал Френсис Бэкон, рассказ Николая Кузанского о субъективной мерке, используемой человеком при создании картины мира, в результате чего картина мира оказывается противоречащей действительному миру, предназначены для объяснения заблуждений, возникающих при познании природных явлений. Александр Иванович Герцен не скрывал от читателей своего философского сочинения «Письма об изучении природы» впадение исследователей природы в заблуждения: «Разверните историю всех наук — они непременно начинаются… уродливыми, искаженными фактами».
Герцен констатировал искаженность фактов (и вступил в противоречие с Буажире, повествовавшего о том, что разум отображает объекты точно такими, какими они существуют в действительности); Кузанский, Бэкон, Кант дали объяснение искаженности.
Онтология рассказывает о происходящих событиях, о том, каковы предметы, имеющиеся в окружающем мире и которые существуют независимо от людей. Что такое гносеология? Человек должен ясно осознавать, каким образом ему стало известно о происходящих в природе событиях. Гносеология рассказывает о том, как люди изобретают способы (зависимые от людей, от «призраков» Бэкона, от априорных предпосылок Канта), предназначенные для исследования вещей, имеющихся в окружающем мире и которые существуют независимо от людей.
Номиналисты выдвигали аргументацию, направленную на опровержение анти-номинализма. Анти-номиналисты действовали аналогичным образом против номиналистов. Поведение В.И.Ленина в такой ситуации интересно тем, что он использовал оба вида аргументации. Когда анти-номиналисты обвиняли номиналистов в недооценке широкораспространенного знания (например, в пропаганде сомнительного отношения к существованию магнитных линий, на которые реагирует стрелка компаса), то Ленин поддерживал такую аргументацию и заявлял, во-первых, о пренебрежительном отношении к стихийному народному материализму (и даже о противодействии материализму), и во-вторых, о недопустимом уменьшении количества материальных вещей. Когда номиналисты обвиняли анти-номиналистов в создании логически обоснованных абстракций о существовании материальных объектов, в условиях противоречия абстракций показаниям органов чувств, в силу чего абстракции становились искаженными, не соответствующими показаниями органов чувств (например, абстракции о реальном существовании четвертого пространственного измерения, или абстракций, создаваемых Фомой Аквинским), то Ленин соглашался с номиналистами и отрицал искаженное, считаемое существующим (например, отрицал материальное существование четвертого пространственного измерения). Ленин прилагал усилия к уменьшению количества материальных вещей, считаемых находящихся в окружающем мире.
В.И.Ленин считал своим долгом защищать материю от попыток представить дело так, как будто бы материя исчезает, однако в случае с четвертым пространственным измерением Ленин допускал исключение из списка материальных объектов.
По вопросу о четвертом пространственном измерении, Ленин согласился с мировоззрением Беркли — материальное существование четвертого пространственного измерения не получило доказательства со стороны органов чувств и научных приборов, и поэтому его не существует. Четвертое пространственное измерение не обладает свойствами, позволяющими сказать, что оно существует вне мышления.

По поводу того, что дух человека создает из вещей нечто такое, чем эти вещи сами по себе не состоят, Френсис Бэкон высказал свою точку зрения: «Ум человека (как кривое зеркало) примешивает к природе вещей свою собственную природу, отражает вещи в искаженном и обезображенном виде».
В предыдущей главе приводилось высказывание В.И.Ленина о том, что отрицать теологию «символическая», махистская наука не имеет права. То же самое можно сказать о концепции Бэкона. Поскольку «призраки» вмешиваются в познание, то наука уподобляется неровному зеркалу, отражающее вещи в искривленном и обезображенном виде. Такая наука не в силах убедительно опровергнуть религиозное учение.
Ленин поставил перед собой цель — одержать победу над религией, с использованием науки. Поэтому В.И.Ленин в своих философских книгах промолчал о «призраках», описанных Френсисом Бэконом.
Бэкон задумывался над реалистичностью теорий, описывающих природные явления. Ленин задумывался над реалистичностью природных явлений. Теории часто бывают нереалистичными, по мнению Бэкона; но природное явление не может быть нереалистичным. Размышления Бэкона противоречили размышлениям Ленина, поскольку две оценки реалистичности противоречат друг другу (в одном случае — нереалистичность, в другом случае — реалистичность). Размышления Ленина должны одержать победу над размышлениями Бэкона, и этим будет обеспечена победа науки над религией.
 
kkamlivДата: Суббота, 17.12.2016, 13:47 | Сообщение # 20
Полковник
Группа: Пользователи
Сообщений: 159
Репутация: 0
Статус: Offline
В 1713 году английский астроном Роджер Котес осуществил второе издание естественнонаучной книги Исаака Ньютона «Математические начала натуральной философии», и в нее Котекс включил свое предисловие. В предисловии Роджер Котекс написал, что скрытым свойствам (т.е. свойствам, существование которых неизвестно) — не место в натуральной философии (т.е. физике). В эту книгу Исаак Ньютон вписал слова: «Не должно принимать иных природных причин сверх тех, которые истинны и достаточны для объяснения явлений».
Джеймсу Куку была известна истинная причина, вполне достаточная для того, чтобы объяснить не появление симптомов цинги, и эта истинная причина состоит в употреблении в пищу квашеной капусты и цитрусовых плодов. Христиану Эйкману была известна аналогичная истинная причина, вполне достаточная для того, чтобы не допустить появление болезни бери-бери, и истинная причина заключалась в употреблении в пищу риса вместе с рисовыми отрубями.
С точки зрения ньютоновской теории познания, совершенно напрасно исследователи пытались найти в природе иную причину сверх той причины, которая уже имелась у Кука и Эйкмана и которая представляла собой употребление полезной для предотвращения болезней пищи. Совершенно напрасно исследователи пытался найти витамины (поскольку витамины являются иной причиной, а Ньютон выступал против иных причин).
Христиан Эйкман не смог найти витамины. Это означает, что существование витаминов неизвестно и не может быть подтверждено. С точки зрения теории познания Роджера Котеса, выискиванию витаминов — не место в науке. Если витамины не найдены с первой попытки, и в первой попытке витамины оказались скрытыми, то это означает наличие скрытых свойств у скрывающихся витаминов. Нельзя искать скрытое, нельзя предпринимать вторую попытку для исследования скрытого. Человечеству дается только одна попытка для совершения научного открытия, и предоставление второй попытки противоречит теории познания Роджера Котеса.
Наука должна заниматься изучением того, относительно чего точно известно, что оно существует, и нельзя исследовать то, относительно чего нет сведений о существовании — в этом смысл теории познания Исаака Ньютона, Роджера Котеса (и также Александра Ивановича Герцена).
В 1911 году Казимир Функ установил материальное существование витаминов. До 1911 года не было точных сведений о существовании витаминов, и поэтому до 1911 года нельзя было выискивать витамины (но нужно употреблять в пищу цитрусовые плоды и рисовую шелуху, поскольку установлен закон природы, согласно которому цитрусы и шелуха предотвращают цингу и другие подобные болезни). Функ и его предшественники исследовали природное явление не так, как требовали Ньютон и Котес.
Скрытое подлежит вскрытию. Выступление Котеса против вскрытия скрытого свидетельствует о кратковременном приступе шизофрении.
Франклин прочитал книгу «Математические начала натуральной философии», и он согласился с тем, что написали Исаак Ньютон и Роджер Котес по поводу скрытых свойств. Бенджамин Франклин в середине восемнадцатого века разрабатывал технологии применения в промышленности электрических явлений, не затрудняя себя поиском причин. Он прямо заявил, что важным является не знание способа, которым природа осуществляет свои законы, а применение этих законов, и это должно считаться достаточным; знать «как» и «почему» — это чисто умозрительный вопрос.
Вероятнее всего, Франклин имел в виду, что причины обосновываются только логическими умозрительными доказательствами и поэтому недостоверны (подобно недостоверному умозрительному доказыванию того, что миллиард лет назад атмосфера имела иной химический состав, не пропускающий сквозь себя лучи от Солнца, имеющие желто-оранжевый цвет). Хватит силы воли не измышлять умозрительные причины, с целью объяснения возникновения твердо установленных фактов, — не измышляй. Франклин не хотел скомпрометировать себя связью с умозрительным обоснованием, и у Франклина было достаточно силы воли для того, чтобы отказаться от выявления причин.
Плохое знание философии приводит к непониманию того, что после умозрительного доказывания иногда наступает этап доказывания существования при помощи органов чувств — Казимир Функ осматривал, обнюхивал, облизывал, щупал витамины.
Как показывает история науки, многие естествоиспытатели не смогли удержаться от измышления умозрительных причин, имея надежду на то, что в будущем умозрительное превратиться в осматриваемое, ощупываемое, обнюхиваемое, облизываемое. Умозрительное естествознание способно стать практическим естествознанием. Многие ученые, в том числе Эрнст Мах, заявляли, что абстрактно-умозрительные представления могут и должны заменяться на эмпирические закономерности.
Здравый смысл подсказывает, что при нагревании льда с последующим превращением льда в воду, температура льда и воды должна возрастать непрерывно. Опыт показал, что температура прерывиста — тепло от огня, обязанное нагревать лед, на самом деле не нагревает лед, и лед продолжительное время имеет нулевую температуру. Значит, существует некая сила, которая становится поперек непрерывности, и создает прерывистость. Эта сила мешает льду нагреваться. При обратном процессе, при замораживании воды, в момент превращения воды в лед, наблюдается прерывистость температуры воды и льда; создается впечатление, что в воде имеется какая-то сила, которая согревает воду при воздействии холода на воду. Получается, что внутри льда и воды имеется сила, которая оказывает тепловое (температурное) сопротивление при нагревании льда, и после превращения льда в воду происходит проникновение внутрь воды (вода совершает накапливание) того количества тепла, которое понадобилось для преодоления сопротивления; это тепло продолжает находиться внутри воды и при этом это тепло никак себя не проявляет, пока вода жидкая (в жидкой воде скрытно пребывает тепло, не обнаружимое термометром); при охлаждении воды происходит переход тепла из внутреннего состояния во внешнее состояние, и внешнее состояние тепла проявляется в том, что неизвестно откуда возникающее тепло согревает воду и некоторое время препятствует замерзанию воды. Размышления Джозефа Блэка в 1757 году над теплосопротивляющейся силой завершились тем, что в современные школьные учебники по физике вписаны фразы о том, что при нагревании льда разрушается кристаллическая решетка, а для разрушения решетки к ней нужно подвести энергию, и подвод энергии к кристаллической решетке приводит к постоянству температуры льда — лед подвергается нагреванию, но лед не нагревается. Ненаблюдаемая Блэком кристаллическая решетка имеет внешнее измеряемое проявление в виде прерывистости повышения температуры льда при нагревании. В 1757 году Джозеф Блэк опубликовал свое сочинение, имеющее следующий смысл: мною обнаружена не обнаруженная мною теплосопротивляющаяся сила, о которой я ничего не знаю, кроме того, что эта сила проявляет себя как прерывистость процесса нагревания или охлаждения веществ, я не смог при помощи имеющихся научных приборов выделить теплосопротивляющуюся силу в чистом виде, т.е. в таком виде, когда сила присутствует, но отсутствуют ее последствия, мои неудачные попытки отделить силу от последствий показывают, что сила неотделима от последствий и скрывается внутри последствий, силу невозможно продемонстрировать в чистом виде. У меня есть непонятная для меня мысль о превращении тепловой (измеряемой термометром) энергии в нетепловую (которую невозможно измерить термометром) и аккумулировании нетепловой энергии водой, нетепловая теплота выделяется наружу при охлаждении воды и препятствует превращению воды в лед. Я не смог раскрыть силу и составить о ней отчетливое и понятное представление, и поэтому теплосопротивляющаяся сила является скрытой от меня силой. Я заблудился в потемках скрытых от меня свойств.
Важнейший этап исследование причины — исследование причины в тот момент времени, когда причина не вызывает следствие. Джозеф Блэк не смог поставить причину в изолированные условия, когда причина не вызывает следствие, и Блэк не смог исследовать причину в таких условиях.
Естествоиспытатель исследует неизвестное, и то, что он исследует, ему непонятно. Он говорит: «Мне ничего не понятно». Философ реагирует словами: «Этот естествоиспытатель является агностиком».
17 августа 1884 года Карл Маркс написал письмо, адресованное Лиону Филипсу, и в письме были упомянуты «отвратительные физико-метафизические бредни, вроде «скрытой теплоты» (не хуже «невидимого света»), электрического «флюида» и тому подобных средств, служащих для того, чтобы вовремя вставить словечко там, где не хватает мыслей».
Джозефу Блэку не хватало понятных мыслей, чтобы объяснить непонятную ему причину прерывистости нагрева льда при превращении льда в воду. Блэк нуждался в условном символе, обозначающем неизвестную ему причину известного ему природного явления (прерывистость возрастания температуры льда при непрерывном нагреве льда), и в качестве условного символа выбрал словечки «скрытая от меня теплосопротивляющаяся сила». И Блэк вставил словечки туда, где имелась нехватка понятных мыслей. Блэк обозначил непонятное путем использования непонятных словечек. Джозеф Блэк не имел в своем распоряжении доказательств того, что действительно существует теплосопротивляющаяся сила. Отсутствие доказательств существования описываемой Блэком силы, Карл Маркс расценил как конструирование умозрительного вывода метафизическим (ведущем к неубедительности) методом. Карл Маркс поставил перед всеми учеными выбор — или вы будете предъявлять убедительные доказательства существования того, о чем вы рассказываете, или вы должны молчать в тряпочку; вам запрещается изрекать умозрительные бездоказательные суждения о скрывающемся от вашего познания.
На научное мировоззрение Карла Маркса повлияли высказывания, близкие друг к другу текстуально, авторами которых были Пауль Гольбах, Бенджамин Франклин и Генрих Герц.
«Когда мы захотим дать себе отчет об явлениях природы, откажемся от искания таких причин, которые слишком тонки для того, чтобы действовать на наши внешние чувства»(Гольбах, «Здравый смысл, извлеченный из природы»).
Генрих Герц, практически подтвердивший умозрительные построения Джеймса Максвелла, впоследствии используемые в беспроволочном телеграфе, высказал точку зрения, совпадающую с точкой зрения Бенджамина Франклина (известного не столько работами по исследованию электричества, сколько дипломатической работой по представительству интересов США в нескольких европейских странах). В статье «Три картины мира» Герц высказался в поддержку желательности «избегнуть рассуждений о вещах, о которых физика очень мало знает».
«Теплосопротивляющаяся сила» не воздействовала на органы чувств Джозефа Блэка, и даже не воздействовала на термометр или другие научные приборы, имеющиеся у Блэка, и в связи с этим, по мнению Гольбаха, Франклина, Герца и Маркса, Блэк должен был отказаться от умозрительных бездоказательных размышлений о природном явлении, последствием которого является прерывистость нагревания льда. Наука заканчивается там, где начинается непонятное, где словам, описывающим окружающие природные явления, недостает смысла из-за незнания смысла человеком. В науке должны быть твердо установленные факты (например, прерывистость нагрева льда), в науке не должно быть умозрительных бездоказательных измышлений (например, ничем не доказанное существование теплосопротивляющейся силы, которая использовалась для объяснения прерывистости нагрева льда).
Доверившись тому, что написали авторитетные ученые Константин Буажире, Пауль Гольбах, Бенджамин Франклин, и также доверившись написанному в книге «Математические начала натуральной философии» (скрывающемуся – не место в физике), Карл Маркс сопоставил написанное Джозефом Блэком с содержанием книги Исаака Ньютона с предисловием Роджера Котеса, и после обнаружения противоречия (между Джозефом Блэком и, с другой стороны, Исааком Ньютоном и Роджером Котесом) Карл Маркс встал на сторону маститых авторов, против Джозефа Блэка. Маркс посмеялся над метафизическим стремлением Блэка рассказать о скрытном существовании того, для чего не найдено доказательств существования.
За прошедшие 130 лет наука изменилась, стали известны подробности открытия витаминов, спираевой кислоты, пищеварительных ферментов, и теперь из противоречия делается иной вывод — надо критиковать Исаака Ньютона и Рождера Котеса, за их неспособность понять, что умозрительные бездоказательные представления имеют вероятностную возможность стать практически подтвержденными представлениями, примером чего может послужить концепция Джозефа Блэка, которая из непонятной скрывающейся теплосопротивлящейся силы превратилась в понятную кристаллическую решетку, потребляющую энергию при ее разрушении. Бредни — это не то, что написал Джозеф Блэк, это то, что написали Исаак Ньютон, Роджер Котес, Константин Буажире, Пауль Гольбах, Бенджамин Франклин, Генрих Герц, и примкнувший к ним Карл Маркс.
Каждая строчка в школьных учебниках по физике и химии — это результат гносеологических споров.
 
kkamlivДата: Суббота, 17.12.2016, 13:48 | Сообщение # 21
Полковник
Группа: Пользователи
Сообщений: 159
Репутация: 0
Статус: Offline
(В 21-й главе «По следам Дюгема и Куна» рассматривается понимание В.И.Лениным процесса превращения умозрительного бездоказательного представления в полноценный научный принцип.)

В начале двадцатого века имелось много последователей философско-гносеологических взглядов Константина Буажире и Пауля Гольбаха, поскольку эти взгляды были атеистическими. В частности, идейным наследником этих взглядов был русский писатель-философ Николай Владимирович Валентинов (настоящая фамилия Вольский). С ним имелась проблема, связанная с тем, что он называл себя марксистом и состоял в партии, и его философско-гносеологические взгляды (копирующие взгляды Ньютона, Котеса, Буажире, Гольбаха, Франклина, Герца) компрометировали партию. Поэтому руководитель партии В.И.Ленин поставил перед собой задачу защитить марксистскую партию от компрометации со стороны философа Валентинова. Однако Ленин не мог прямо напасть на Валентинова, Буажире, Гольбаха, поскольку их гносеологические взгляды поддерживали атеизм и могли быть использованы против идеалистического учения Канта. Эта сложная ситуация была разрешена Лениным посредством фраз, в которых не назывались имена. Ленин отмежевался от гносеологических взглядов Буажире, Гольбаха, Валентинова, путем критики точки зрения, состоящей в отрицании бытия вещей вне их действия на органы чувств («Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.83). Так же и на страницах 19 и 20 В.И.Ленин возражал против удаления из философии не воспринимаемых вещей. Ленин дал понять на странице 117, что возможно существование некоторого (например, марсиан), выходящего за пределы осознаваемого (и сознания), и его нужно вовлекать в исследования. Нельзя отказываться от исследования на том основании, что исследуемое кто-то называет скрытым, или антиномичным.

Важно отметить, что Михайло Ломоносов был более здравомыслящим естествоиспытателем, чем Карл Маркс, и не поддался на провокацию, организованную Исааком Ньютоном и Роджером Котесом. Ломоносов признавал, что скрытые явления должны стать объектом научных исследований.
В сочинении «О действии химических растворителей», написанном в 1743 году (т.е. через тридцать лет после выхода в свет книги Исаака Ньютона с предисловием Роджера Котеса), и опубликованном в 1750 году, Михайло Ломоносов отметил, что, несмотря на длительные труды многих ученых, химия «все еще покрыта глубоким мраком и подавлена своей собственной громадой». «От нас, — выводил гусиным пером Ломоносов, — скрыты подлинные причины удивительных явлений, которые производит природа своими химическими действиями».
Ломоносов вполне отчетливо заявил, что имеются наблюдаемые людьми удивительные явления, и не наблюдаемые людьми скрытые причины. Ломоносов опередил Канта в констатации того, что окружающий мир разделяется на видимое и невидимое, и невидимое является причиной видимого.
Поскольку Кант написал свои философские книги после того, как было опубликовано сочинение Ломоносова «О действии химических растворителей», можно предположить, что естественнонаучные взгляды Ломоносова легли в основу философских взглядов Канта о скрывающейся от исследователей вещи-в-себе.
Причины, с трудом представляемые Ломоносовым в смутной форме, порождают яркие химические эффекты. Яркое связано со смутным.

Некоторые виды материальных природных явлений имеют невещественный характер, и таковые обнаруживаются мышлением без посредничества органов чувств. По сути дела, критерием различения вещественного и невещественного является реагирование или нереагирование органов чувств. Одним из невещественных природных явлений являются рентгеновские лучи, на которые органы чувств не реагируют.
В 1895 году ректор Вюрцбургского университета, профессор физики Вильгельм Рентген проводил исследование так называемых катодных лучей, их способность вызывать флюоресценцию различных химических соединений. Кроме того, он стремился определить наиболее оптимальную форму и конструкцию излучателя катодных лучей, и он ставил эксперименты над несколькими излучателями катодных лучей, конструктивно отличающихся друг от друга. Опыты необходимо было проводить в полутьме, поэтому лаборатория обеспечивала отсутствие света. 8 ноября, по окончанию опыта над катодными лучами, Вильгельм Рентген накрыл чехлом из плотного картона, не пропускающего катодные лучи, работающий излучатель катодных лучей (Рентген намеревался выключить излучатель, но из-за рассеянности и усталости случайно не выключил). Вильгельм Рентген пронес рядом с работающим излучателем бумажный лист, пропитанный платино-цианоидом барием, подготовленный для следующего опыта, и увидел, что бумага светиться зеленым цветом. Свечение бумаги было неожиданным и необъяснимым явлением. Вильгельм Рентген включал поочередно несколько излучателей, и установил, что яркость свечения бумажного листа, пропитанного платино-цианоидом бария, зависит от конструктивных особенностей конкретного излучателя. В распоряжении Вильгельма Рентгена имелся лист бумаги, пропитанный другим веществом — сернистым цинком, и при поднесении его к работающему излучателю, накрытому картонным чехлом, наблюдалось желтое свечение (без картонного чехла свечение имело синий цвет). В течение двух месяцев после открытия новых лучей Рентген установил 17 важных их свойств. В том числе было обнаружено, что скорость разряда электроскопа зависит от конструкции излучателя: различно изготовленные излучатели обеспечивают быстрый или медленный разряд электроскопа.
Поскольку было обнаружено, что несколько излучателей в различном конструктивном исполнении обладают общим свойством — обеспечивать разряд электроскопа, вызывать свечение платино-цианоида бария или сернистого цинка, то был сделан вывод о материальном существовании общего (впоследствии названного рентгеновскими лучами).
Общее было исследовано Вильгельмом Рентгеном с использованием специфических «материаловедческих» методов познания, хотя по общепризнанным правилам общее надлежит исследовать посредством специфических «психологических» методов познания (поскольку общее обязано иметь идеал-психический характер).
На Вильгельма Рентгена и на бумагу воздействовали причина, представляющая собой рентгеновские лучи, но Рентген не видел причину, а видел только следствие — свечение платино-цианида бария. Невидимое оставляет видимые следы. Свечение бумаги — это свойство платино-цианида бария, но не свойство рентгеновских лучей. На человека воздействует сущность, но видимое человеком не есть сущность. Плеханов обладал незаурядным философским талантом, проявившемся в доказывании отсутствия того, что на самом деле присутствует — видимое свечение бумаги, пропитанной платино-цианидом бария, появилось от воздействия невидимого субстрата. Невидимый субстрат видимого.
Предмет можно нагреть, поместив его над горящим костром, а также можно нагреть посредством трения; костер и трение имеют между собой общее, состоящее в появлении тепловой энергии. Тепло является и общим, и материальным.
Жаропонижающая сила (т.е. спираевая кислота) находится и в иве, и в таволге. Общее для ивы и таволги является материальным.
Исаак Ньютон смог найти общее там, где ранее никто не находил общее, потому что оно недоступно органам чувств. Ньютон нашел общее между падением камня сверху вниз (по прямой линии) и вращением Луны вокруг Земли (по замкнутой линии, приблизительно похожей на окружность). Общее, обнаруженное Ньютоном, имело материальный характер.
 
kkamlivДата: Суббота, 17.12.2016, 13:49 | Сообщение # 22
Полковник
Группа: Пользователи
Сообщений: 159
Репутация: 0
Статус: Offline
Открытие рентгеновских лучей показало ущербность номинализма — логическими аргументами убедительно доказано материальное существование рентгеновских лучей, хотя показания органов чувств не подтверждают материалистичность (органы чувств не замечают рентгеновских лучей).
С упорством, достойного лучшего применения, философ Валентинов продолжал исповедовать номинализм, поскольку номинализм помогал этому философу бороться против кантианства. Номинализм утверждал: познанное с применением психических абстракций имеет абстрактно-психический характер, если иное не доказано показаниями органов чувств. Готфрид Лейбниц высказал точку зрения, близкую к номинализму: познанное при помощи психических абстракций не может иметь телесный, материальный характер. (В четырнадцатой главе «Потопление фактов в море измышлений» приводится точка зрения Карла Маркса и Фридриха Энгельса, обосновывающая лейбницевский номинализм, и эту точку зрения марксист Валентинов использовал в борьбе против кантианства.) Известно из книг Канта, что вещь-в-себе познается при помощи психических абстракций, так как по-другому познание не осуществляется — познаваемое органами чувств существенным образом отличается от вещи-в-себе. Валентинов поставил вопрос: доказывается ли материальное существование вещи-в-себе показаниями органов чувств? Ответ очевиден — нет, поскольку показания органов чувств являются иероглифическими (искаженными) изображениями вещи-в-себе, и на основании показаний невозможно установить, какова вещь-в-себе. В соответствии с постулатом «познанное с применением психических абстракций имеет абстрактно-психический характер, если иное не доказано показаниями органов чувств» установлено, что вещь-в-себе имеет абстрактно-психический характер. Вещь-в-себе находится только внутри мышлении.
(На страницах 82, 119, 210 книги «Материализм и эмпириокритицизм» свойство вещи-в-себе «пребывать только внутри мышления» обозначено словами «абстракция без реальности».)
Кант утверждал, что одна вещь-в-себе способна воздействовать на другую вещь-в-себе, изменять ее, и таким образом производить материальные эффекты.
Валентинов доказал, что вещь-в-себе имеет абстрактно-психический характер. Утверждается, что вещь-в-себе производит материальные эффекты. Логически получается, что абстрактно-психическое производит материальные эффекты. Но это — чистейшей воды идеализм! Ни у кого нет сомнений в идеалистичности точки зрения о том, что психическое производит материальное — ведь в Библии почти на каждой странице рассказывается о порождении материального психическим! Доказано, что кантианская философия является служанкой религии, и сторонники кантианской философии являются пособниками религиозных заблуждений.
Несомненно, вещь-в-себе имеет сходство с тем, что написано в Библии, по вопросу о способности неощущаемого и неизвестного порождать ощущаемое и известное. Сходство привело к утверждению, что вещь-в-себе является двойником религии (словосочетание «двойник религии» вписано в книгу «Материализм и эмпириокритицизм» на странице 14). С одной стороны, Кант признавал за неощущаемым (т.е. психическим) способность порождать ощущаемое (т.е. материальное), и тем самым Кант поддерживал Библию. С другой стороны, Валентинов отрицал то, что признавал Кант, и тем самым Валентинов отвергал Библию.
Идея Канта о вещи-в-себе имела много схожего с тем, что Платон называл идеей. То, о чем рассказывали Платон и Кант, было двойником религии. Ведя ожесточенную борьбу против кантовской вещи-в-себе, Валентинов заодно боролся и против платоновской идеи. Валентинов полагал, что Кант только переименовал платоновскую идею, не изменив ее сущности.
(В следующей главе будет показано, что Константин Буажире и Пауль Гольбах провели демаркационную линию между научной гносеологией и религиозной гносеологией таким образом, что Рене Декарт влетел в религиозную гносеологию. В похожем положении оказался и Иммануил Кант — Библия провела демаркационную линию между божественным и мирским таким образом, что Кант угодил в божественное).
В борьбе против кантианского идеализма Валентинов опирался на требование, провозглашенное Энгельсом и характеризующее материализм: «…возврат к материалистической точке зрения. Это значит, что люди этого направления решились понимать действительный мир…таким, каким он сам дается»(«Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии», Соч., т.21, с.301). В соответствии с этим требованием, Валентинов настаивал, что природу нужно понимать так, как она сама дается в ощущениях. Кант настаивал на противоположном — показания органов чувств являются иероглифами, символами, искажениями, и поэтому природа не такова, как она проявляется в ощущениях (органы чувств не обнаруживают вес воды, находящейся в воде, и вес воздуха, находящегося в воздухе, и природа не такова, как ее обнаруживают органы чувств — в природе есть атмосферное давление, в ощущениях нет атмосферного давления). Кант понимал теорию познания не так, как понимал Энгельс, и это убеждает, что нужно отказаться от кантианской теории познания.
(Спустя много лет после того, как Валентинов доказывал ущербность кантианства путем сопоставления взглядов Канта и взглядов Энгельса, Вернер Гейзенберг высказался по вопросу о принимании действительного мира таким, каким он сам дается: «Передо мной снова и снова возникал вопрос, — действительно ли природа может быть такой абсурдной, как она предстает в экспериментах?»)
Кант и кантианцы-идеалисты повержены, материалист Валентинов на коне, с лавровым венком на голове. Он защитил, от попыток опровергнуть, точку зрения Буажире и Энгельса о том, что картины, которые рисует нам наш разум, вполне сходны с их моделями, разум отображает объекты точно такими, какими они существуют в действительности, надо понимать действительный мир таким, каким он изображен в ощущениях и в картинах, которые рисует нам наш разум на основании ощущений. Никаких иероглифов. Никаких «призраков», на присутствии которых настаивал Френсис Бэкон и которые делают познанное иллюзией. Познанное — это познание реального.
В.И.Ленин: «…ни о каких «непознаваемых вещах в себе» у Юма нет и речи. Что же общего у этих философов? То, что они принципиально отгораживают «явления» от того, что является, ощущение от ощущаемого…»(«Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.101).
Юм и Кант отгораживали ощущение от ощущаемого, настаивали на том, познанное не является познанием реального, и примером этого может послужить атмосферное давление — в природе есть атмосферное давление, но Юм и Кант с целью отгораживания заявляли, что люди не ощущают атмосферного давления.
На странице 210 книги «Материализм и эмпириокритицизм» В.И.Ленин написал: Фейербах упрекает Канта за отступление от материализма. На этой же странице Ленин дает пояснения по этому вопросу. Выясняется, отступление от материализма состоит в признании того, что существуют природные явления, которые не воздействуют на органы чувств. Магнитные силы, по мнению Канта, не проявляют свою действительность тем, что магнитные силы заставляют реагировать на себя органы чувств. В этом смысле, недействительность является свойством магнитных сил; с другой стороны, их свойством является истинность — в том смысле, что человек может созерцать процесс притягивания мелких металлических предметов к магниту, и сделать мысленный вывод об истинном существовании магнитных силах, присущих магниту. «Какое противоречие: отделять истину от действительности, и действительность от истины!». По мнению Фейербаха, Кант был противоречивым философом, и противоречивость (толкающая Канта прочь от материализма) заключается в суждении о том, что в голове человека есть истинное представление о магнитной силе, присущей магниту, но нет реакции органов чувств на магнитную силу, когда магнит подносится к каждому органу чувств.
Фейербах критиковал Канта за приближение к идеализму. Валентинов считал себя последователем и учеником Фейербаха; Валентинов искал и нашел в кантианской (и бельтовской) философии иной оттенок идеализма, и, подобно своему учителю Фейербаху, выступил с критикой Канта (и своего современника кантианца Бельтова) за уклонение в идеализм.
Ленин считал себя последователем и учеником Фейербаха; Ленин взял за основу мнение Фейербаха о недопустимости кантианской трактовки неистинности ощущений (ощущения действительны, и действительность ощущений отделена от истинности), и на этой основе Ленин построил теорию отражения, согласно которой ощущения истинны. (В следующей главе рассказывается, как Декарт и Ленин отзывались об истинности ощущений.)
 
kkamlivДата: Суббота, 17.12.2016, 13:50 | Сообщение # 23
Полковник
Группа: Пользователи
Сообщений: 159
Репутация: 0
Статус: Offline
Почему В.И.Ленин тысячекратно говорил об объективных вещах, независимых от человека и человечества? Таким способом Ленин противостоял утверждению Валентинова и других философов об абстрактно-психическом характере (т.е. пребывающим только внутри мышления) вещи-в-себе. Ленин намекал, что кантианская вещь-в-себе и платоновская идея — это две большие разницы, требующие неодинаковых подходов.
В.И.Ленин: «О «вещи в себе» нашими махистами написано столько, что если бы это собрать вместе, то получились бы целые вороха печатной бумаги. «Вещь в себе» — настоящая bête noire Богданова и Валентинова, Базарова и Чернова, Бермана и Юшкевича. Нет таких «крепких» слов, которых бы они не посылали по ее адресу, нет таких насмешек, которыми бы они не осыпали ее»(с.97).
На странице 203 на примере Щульце показано Лениным, каково отношение махистов-эмпириокритиков к вещи-в-себе: «Мы, скептики или сторонники Юма, — говорил Шульце, — отвергаем вещь в себе, как выходящую "за пределы всякого опыта"».
Нет объективных (т.е. чувственных) доказательств существования выходящего за пределы ощущений, не воздействующего на органы чувств; отсутствие доказательств требует считать не существующим. Кантианская вещь-в-себе и платоновская идея выходят за пределы ощущений (опыта), и это является номиналистическим основанием для их отвержения.
Нельзя называть существующим то, что на самом деле не существует. Номиналисты испытывали страх перед ошибкой, опасались назвать существующим то, что на самом деле не существует, и поэтому номиналисты требовали, что сначала надо убедиться в существовании, и только после этого произносить слова о существовании. На первое место номиналисты ставили совершение познавательных действий, позволяющих удостовериться в существовании, на второе место ставили слова по поводу существования. Номиналисты не в силах подняться до такой высоты абстрагирования, чтобы рассматривать вопрос (о существовании вещей) независимо от рассмотрения вопроса об удостоверении в существовании.
(В двадцатой главе «Физиологический идеализм» будет рассмотрен вопрос о том, как древнегреческий философ Демокрит возвысился в абстрагировании до предельной высоты, и наделил окружающие вещи свойствами, отличающимися от свойств, обнаруживаемых органами чувств. Человеческие органы чувств не могут удостовериться в существовании свойств, о которых рассказывал Демокрит.)
Анти-номиналисты — бесстрашные люди. Объективная реальность существует независимо и до ощущений и осмыслений, и поэтому признание существования объективной реальности должно происходить до того, как заработали органы чувств и мозг осознал воздействия со стороны объективной реальности. «Природа бесконечно существует, и вот это-то категорическое, единственно безусловное признание ее существования до и вне сознания, ощущения и отличает диалектический материализм от агностицизма и идеализма». Номиналисты подходят к существованию с условием (прежде всего нужно собрать физические доказательства существования), анти-номиналисты безусловно признают существование (без физических доказательств, не-физически, сверх-физически, метафизически). Ощущения и сознание вторичны, и поэтому изыскание доказательств с использованием органов чувств и сознания должны быть отодвинуты на второй план. Сначала признать существование, ничего не зная о существовании, и только после этого начать собирать доказательства существования. Блэк ничего не знал о кристаллической решетке, не смог приступить к изысканию доказательств существования кристаллической решетки, но тем не менее стал произносить слова о существовании «теплосопротивляющейся силы». Отсутствие информации о физическом существовании нисколько не мешает произносить слова о существовании. Номиналисты не могут пренебречь страхом перед совершением ошибки. Но неустрашимые анти-номиналисты вправе пренебречь тем, чем не могут пренебречь номиналисты.
Из этого вытекает совет для желающих стать анти-номиналистами: надо научиться размышлять о существовании таких вещей, о которых нет никакой информации об их существовании. Необходимо научиться следовать от общего к частному — сначала спекулятивно-аксиоматически мысленно установить общее свойство материи существовать независимо от мышления, затем выяснять, как в каждом конкретном случае проявляет себя мысленно установленная аксиома. И еще один совет желающим стать анти-номиналистами: перед каждым включением камеры Вильсона произносить мантру о бесконечности природы и неисчерпаемости процесса познания природы, и мантру о том, что то и другое не зависит от человека и человечества.

Русские махисты читали книгу «Святое семейство», написанную совместно Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом, и узнали из этой книги, что чувственно-не-воспринимаемый плод (а также платоновские идеи) не находится в окружающем мире, и не способен влиять на превращения цветка-завязи в яблоко, или грушу, или орех, или тыкву. Махисты, в том числе Валентинов, называли себя марксистами и следовали генеральной линии, прочерченной Марксом и Энгельсом. (Как Маркс и Энгельс разрабатывали генеральную линию, рассказывается в четырнадцатой главе «Потопление фактов в море измышлений».)
В.И.Ленин был более внимательным при изучении физических и химических наук, чем Валентинов или Юшкевич, и он осознал, что материальные рентгеновские лучи выходят за пределы ощущений и тем не менее обладают способностью быть причиной материальных явлений. Ленин просёк, что рентгеновские лучи (и также магнитные линии) обладают почти всеми свойствами, приписанных Кантом к вещи-в-себе.
Ртутный столб в барометре то поднимается вверх, то опускается. Движение ртутного столба свидетельствует об изменении атмосферного давления, а также о существовании атмосферного давления. Атмосферное давление выходит за пределы человеческих ощущений, поскольку органы чувств непосредственно не воспринимают давление. Ощущаемое (движение ртутного столба) имеет неощущаемый субстрат (повышение и понижение атмосферного давления). Неощущаемое является абстрактно-внеопытным, и тем не менее абстрактное причастно к физическому действию (движению ртутного столба). Пользуясь тем, что называется атмосферным давлением, люди пользуются мыслями, возникшими как обобщение наблюдаемого, и эти мысли не подтверждаются воздействием атмосферного давления на органы чувств. Источником мысли не является существующий вне человека материальный объект, о котором рассказывает мысль.
В.И.Ленин признал материальное существование чувственно-не-воспринимаемого, и этим Ленин приблизился к берклианско-юмовскому мировоззрению, согласно которому источником мысли не является существующий вне человека материальный объект (поскольку он не воздействует на органы чувств и не вызывает мысли в голове).
(В четырнадцатой главе «Потопление фактов в море измышлений» обсуждается цитата из сочинений А.А.Богданова, касающаяся невозможности материального существования того, что выходит за пределы опыта или ощущений. Обсуждаемая цитата соответствует генеральной линии К.Маркса и Ф.Энгельса.)
В.И.Ленин взвалил на свои плечи труднейшую работу — уклониться от генеральной линии, поддержать Блэка, высмеянного Марксом, и одновременно доказывать свою преданность материалистической философии К.Маркса и Ф.Энгельса. Красной нитью через книгу «Материализм и эмпириокритицизм» проходит преданность Ленина высказыванию Энгельса «…возврат к материалистической точке зрения. Это значит, что люди этого направления решились понимать действительный мир…таким, каким он сам дается».

Не выходить за пределы опыта — это значит считать, что исследуемая вещь имеет только те свойства, которые обнаружены органами чувств и научными приборами, и вещь не обладает свойствами, недоступными для применяемых научных приборов.
Блэк совершил метафизический выход за пределы опыта, и утверждал о существовании материальных объектов, которые он не смог обнаружить.
 
kkamlivДата: Суббота, 17.12.2016, 13:51 | Сообщение # 24
Полковник
Группа: Пользователи
Сообщений: 159
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 6. Декарт об «ощущениях без реальности»

В предыдущих главах упоминались «абстракции без реальности». В этой главе рассматривается вопрос об «ощущениях без реальности».
В.И.Ленин: «На самом деле ни единого факта не было приведено и не может быть приведено, который бы опровергал взгляд на ощущение, как образ внешнего мира»(«Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.54).
Рене Декарту были известны несколько случаев, когда у людей с ампутированной рукой или ногой появлялись ощущения боли в отсутствующей руке или ноге. На несуществующую руку не может воздействовать внешний предмет и вызывать ощущение боли. Это означает, что источником боли не является воздействие со стороны объективного предмета. Декарт нашел факт, который опровергает взгляд на ощущение, как образ внешнего мира.
На странице 367 своей философской книги В.И.Ленин критиковал естествоиспытателей и философов, которые «увязли в идеализме, т. е. ослабленном, утонченном фидеизме, увязли с того самого момента, как взяли «ощущение» не в качестве образа внешнего мира».
Рене Декарт искал, но не обнаружил объективные предметы, которые могли бы вызывать фантомную боль сосредоточенную в ампутированной руке. Исходя из необнаружения предметов, Декарт был вынужден рассматривать ощущение боли в отсутствующей руке не в качестве образа, возникшего от воздействия на руку объективного предмета. С позиции ленинского мировоззрения, Декарт увяз в идеализме.
В.И.Ленин: «Спрашивается, «принадлежит ли к восприятию», т. е. является ли источником восприятия объективная реальность? Если да, то вы — материалист. Если нет, то вы непоследовательны, и неминуемо придете к субъективизму» («Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, том 18, с.129).
Декарт ответил: нет, не является источником объективная реальность, когда появляется восприятие в виде боли в отсутствующей руке. Рассказывая о случаях фантомной боли, Декарт проявил, как вытекает из ленинской цитаты, свою непоследовательность, приводящую к субъективизму (к осознанию наличия восприятия в условиях отсутствия материально-объективного источника восприятия).
Константин Буажире и Пауль Гольбах считали своим долгом отграничить научную гносеологию от религиозной гносеологии, и поэтому дали материализму «отграничивающую» формулировку — ощущения не возникают от воздействия нематериального. Однако Рене Декарт обнаружил именно то, что не вписывается в границы научной гносеологии. Буажире и Гольбах провели границу между наукой и религией так, что Декарт промахнулся мимо границы научной гносеологии и угодил в религиозную гносеологию. Выходит, что обнаруженное Декартом направлено на признание правильности религии, и Декарт со своими «ощущениями без реальности» оказался защитником религии.
«Основное отличие материалиста от сторонника идеалистической философии состоит в том, что ощущение, восприятие, представление и вообще сознание человека принимается за образ объективной реальности»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.283).
Декарт отрицал у фантомной боли такое свойство, как являться образом объективной реальности, и такое отрицание приравнивается, согласно ленинской логике, к отрицанию объективной реальности. Ленин провел разграничительную линию (посредством указанной цитаты, являющейся ленинской формулировкой основного вопроса философии) таким способом, что Декарт оказался находящимся в идеалистическом лагере.
На странице 88 В.И.Ленин излагал сущность материализма – «ощущения, т.е. образы внешнего мира, существуют в нас, порождаемые действием вещей на наши органы чувств», и указывал, что философы-специалисты разрабатывают многочисленные системы опровержения материализма. Декарт должен быть причислен к лагерю опровергателей материализма, поскольку он фантомные ощущения не считал порожденными действиями внешних вещей.
«Агностицизм есть отрицание объективной реальности, данной нам в ощущении»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.205).
Декарт признавал данность фантомных болей, но отрицал объективные вещи, сопровождавшие возникновение фантомных болей. Согласно ленинскому определению агностицизма, Декарт был агностиком.
В.И.Ленин: «Люди «привыкают» стоять на точке зрения материализма, считать ощущения результатом действия тел, вещей, природы на наши органы чувств. Эта вредная для философских идеалистов «привычка» (усвоенная всем человечеством и всем естествознанием!) чрезвычайно не нравится Маху…он не признает, что «чувственным содержанием» является объективная реальность»(«Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, том 18, с.36). «Если «чувственным содержанием» наших ощущений не является внешний мир, то значит ничего не существует»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.37). «Отрицание материи есть давным-давно известное решение теоретико-познавательных вопросов в смысле отрицания внешнего, объективного источника наших ощущений, объективной реальности, соответствующей нашим ощущениям»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.149).
Рене Декарт, а вслед за ним и Эрнст Мах, не соглашались с мировоззрением, провозглашенным Константином Буажире и Паулем Гольбахом, согласно которому ощущения возникают только от действия материальных вещей; такое материалистическое мировоззрение является вредной привычкой, поскольку противоречит фактам, обнаруженным Декартом и подтвержденных Махом (фантомная боль в отсутствующей руке или отсутствующей ноге). Фантомную боль Декарт и Мах не считали результатом действий вещей на руку или ногу. Декарт и Мах обнаружили и пропагандировали то, что Ленин полагал идеалистическим и не существующим (человек чувствует боль в мизинце, когда рука ампутирована выше локтя; ощущения имеются тогда, когда не воздействуют предметы). Мнение Декарта об условиях возникновения ощущений подпадает под признаки идеализма, указанных Лениным (из мнения Декарта о невоздействующих предметах можно сделать солипсический вывод: не воздействующее не существует). Ленин сформулировал основной вопрос философии таким образом, что Декарт оказался приверженцем идеалистического решения теоретико-познавательных вопросов (ощущению фантомной боли не соответствует никакой внешний объект, которому можно было бы приписать свойство являться источником ощущения фантомной боли). В.И.Ленин критиковал всех, кто соглашался с возможностью появления ощущений при отсутствии воздействия внешних предметов на органы чувств (ленинская критика не давала возможности сделать вывод о несуществовании невоздействующих предметов). Ленин выискивал тех, кто отрывал ощущения от внешнего мира (с.283), и разоблачал идеалистическую направленность таких ученых. В.И.Ленин опасался за судьбу науки; он считал, что согласие многих ученых с точкой зрения Декарта может подтолкнуть науку к движению в ошибочном направлении, и свою борьбу против мировоззрения, согласующегося с точкой зрения Декарта, Ленин оценивал как предотвращение вхождения науки на тупиковый путь деградационного развития.
Кант рассуждал о связи материального и психического, и Кант «положил в основу своих рассуждений ту посылку, что всякое познание начинается с действия объективных предметов на наши органы чувств, а потом сам оспаривает истину и реальность этой посылки»(«Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, том 18, с.204).
Галлюцинации, иллюзии, неадекватная работа органов чувств (и флогистон, являющийся продуктом воображения) оспаривают посылку о том, что единственным источником ощущений и представлений об окружающем мире является воздействие объективных предметов на органы чувств. Кроме объективных предметов, есть и иные источники ощущения и познания (в том числе «призраки» Френсиса Бэкона). Фантомные боли, осмысленные Рене Декартом как составная часть теории познания, вошли в состав кантианской философии как аргумент, оспаривающий реальность посылки о том, что ощущения вызываются исключительно действиями объективных предметов.
 
kkamlivДата: Суббота, 17.12.2016, 13:51 | Сообщение # 25
Полковник
Группа: Пользователи
Сообщений: 159
Репутация: 0
Статус: Offline
Исаак Ньютон при исследовании оптических эффектов пришел к выводу, отдаленно напоминающему вывод Рене Декарта. Ньютон экспериментально обнаружил появление у людей одного и того же ощущения цвета при воздействии на глаза различных комбинаций нескольких цветовых лучей. Различные внешние воздействия вызывают однообразные ощущения. Если глаза одинаково воспринимают различные внешние воздействия, то это означает, что глаза не способны правильно отобразить внешние воздействия, глаза лживы и вводят в заблуждение. Показания зрительного органа существенно отличаются от цвета самого по себе. Глаза воспринимают цвет таким образом, что ощущения имеют своим содержанием не только объективную реальность, но и нечто постороннее — искажающее воздействие анализа цветов, происходящего в глазах.
Буажире и Энгельс высказались за то, что картины, которые рисует нам наш разум, отражают именно объективную модель как она есть, а не что-нибудь иное. Ньютон придерживался противоположного мнения — показания зрительного органа существенно отличаются от цвета самого по себе.
Ленин был убежден, что все люди должны согласиться с правильностью точки зрения Буажире и Энгельса. Но для достижение этого имелись препятствия — «ощущение без реальности», осмысленные философом Декартом, и искажения цветового зрения, найденное физиком Ньютоном, а также химиком Дальтоном (дальтонизм). Сообщенное этими естествоиспытателями противоречило точке зрения Буажире и Энгельса, и этим отталкивало множество людей от согласия с точкой зрения Буажире и Энгельса. Ленина не устраивало уменьшение доверия к Буажире и Энгельсу, и поэтому надо было противоположную сторону (Декарта, Ньютона, Дальтона) обвинить в пособничестве религии. «Субъективисты, агностики…недостаточно доверяют показаниям органов чувств…они не видят в ощущениях верного снимка с объективной реальности, приходя в прямое противоречие с естествознанием и открывая дверь для поповщины», ПСС, т.18, с.130).
Декарт и Ньютон не видели в ощущениях верного снимка с объективной реальности, и поэтому, согласно ленинской логике, в борьбе между наукой и религией Декарт и Ньютон выступили на стороне религии.
Чтобы предотвратить сползание науки в пропасть субъективизма, куда сталкивал науку Ньютон (посредством распространения точки зрения об зрительных органах чувств, из которой можно сделать вывод о том, что недопустимо видеть в показаниях органов чувств верную кальку с объективной реальности), В.И.Ленин настойчиво и последовательно подвергал критике субъективистические взгляды (согласно которым сенсуально-эмпирическое знание не в состоянии правильно изображать факты).
Фридрих Энгельс: «Исключительная эмпирия, позволяющая себе мышление в лучшем случае разве лишь в форме математических вычислений, воображает, будто она оперирует только бесспорными фактами. В действительности же она оперирует преимущественно традиционными представлениями, по большей части устаревшими продуктами мышления своих предшественников… Эта эмпирия уже не в состоянии правильно изображать факты, ибо в их изображение прокрадывается традиционное толкование этих фактов»(«Диалектика природы»).
Энгельс говорил о том, что толкование фактов подверглось искажению со стороны устаревших продуктов мышления предшественников, в силу чего толкование фактов не приобретает объективного содержания. Объективное извне воздействует на органы чувств, но содержание отражения не имеет объективного характера. Энгельс не признавал, что содержанием толкования фактов является объективная реальность; Мах повторил («…вредная для философских идеалистов «привычка»… чрезвычайно не нравится Маху…он не признает, что «чувственным содержанием» является объективная реальность» — страница 36 книги «Материализм и эмпириокритицизм») слова Энгельса и получил выволочку от Ленина.
Энгельс имел теоретико-познавательную позицию, близкую к теоретико-познавательной позиции Маха, Декарта, Ньютона, Дальтона, по вопросу о необъективности некоторой части науки, о неспособности эмпирического знания правильно изображать факты.
В.И.Ленин: «Раз вы отрицаете объективную реальность, данную нам в ощущении, вы уже потеряли всякое оружие против фидеизма, ибо вы уже скатились к агностицизму или субъективизму, а это для него только и нужно… Все это скрывается от публики русскими махистами, которые ни единого раза не попытались просто даже сопоставить выходок против материализма Маха, Авенариуса, Петцольдта и К° с заявлениями в пользу материализма Фейербаха, Маркса, Энгельса, И. Дицгена»(«Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.365-366).
По мнению Ленина, выходки против материализма представляют собой заявления, подобные заявлению Декарта, к примеру, когда данную в ощущениях независимость земного притяжения от расстояния между притягиваемым предметом и глубинными слоями земли, объявляют несуществующей. Выходки против материализма совершают многие ученые, и из этого можно сделать вывод, что ленинская формулировка материализма является неправильной формулировкой.

В.И.Ленин: «Вот рассуждение Авенариуса в §§ 89-90 его сочинения: «…То положение, что движение вызывает ощущение, основано на кажущемся только опыте. Этот опыт, отдельным актом которого является восприятие, состоит будто бы в том, что ощущение порождается в известного рода субстанции (мозгу) вследствие переданного движения (раздражений)… … это порождение никогда непосредственно не было наблюдаемо. Лишь доказательством того, что там, где теперь является ощущение, раньше не было никакого ощущения, лишь этим доказательством можно было бы установить факт…но такого доказательства не дает никакой опыт, и нельзя его дать никаким опытом; наоборот, абсолютно лишенное ощущения состояние субстанции, которая впоследствии ощущает, есть лишь гипотеза. И эта гипотеза усложняет и затемняет наше познание вместо того, чтобы упрощать и прояснять его. Если мы посредством идеального наблюдения проследим движение, исходящее от движущейся субстанции А, передаваемое через ряд промежуточных центров и достигающее одаренной ощущением субстанции В, то мы найдем, в лучшем случае, что ощущение в субстанции В развивается или повышается одновременно с принятием доходящего движения, — но мы не найдем, что это произошло вследствие движения...». Мы нарочно выписали полностью это опровержение материализма Авенариусом, чтобы читатель мог видеть, какими поистине жалкими софизмами оперирует «новейшая» эмпириокритическая философия»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, том 18, с.43-45).
Что опровергал Авенариус? По сути дела, то же самое, что опровергал Декарт: ощущение появляется в организме, но мы не находим, что одновременно с появлением ощущением воздействует на организм какой-либо материальный предмет. Декарт и Авенариус доказывали, что ощущения возникают в условиях необнаруженного воздействия необнаруженного предмета. Такое доказательство Ленин считал направленным против материалистической буажире-гольбаховской философии.
Рене Декарт убедил Давида Юма в том, что нужно сомневаться в воздействии внешних предметах как причине ощущений. Рихард Авенариус согласился с такой точкой зрения. В конце 24-й главы рассказывается о том, как Ленин использовал в философско-идеологической борьбе против Авенариуса его частичное согласие с картезианско-юмовской философией.

В.И.Ленин указал на философскую ошибку, совершенную Карлом Пирсоном, и ошибочное высказывание Пирсона состоит в следующем: «Необходимость заключается, следовательно, в природе мыслящего существа, а не в самих восприятиях; она является продуктом познавательной способности»(с.166).
Карл Пирсон указал на то, что причинно-следственная связь не выводится из внешних предметов, воздействующих на органы чувств, а производится мышлением из самого себя. Вильгельм Рентген из своей головы извлек сведения о том, что излучатель катодных лучей испускает неизвестные лучи, которые являются причиной свечения бумаги, пропитанной некоторыми химическими соединениями; на протяжении нескольких часов до того, как Вильгельм Рентген обнаружил свечение бумаги, на него воздействовали рентгеновские лучи, но эта причина не вызывала восприятия у Рентгена; органы чувств не могли подсказать о существовании указанной причины; сведения, извлеченные Рентгеном из своей головы, не имели связи с воздействием на органы чувств (в том смысле, что рентгеновские лучи, сведения о которых появились в голове Рентгена, не способны воздействовать на органы чувств).
Подход Пирсона к познанию имеет некоторое сходство с суждением Декарта относительно осознаваемой разумом боли в ампутированной руке или ампутированной ноге, возникающей без связи с воздействием на тактильные органы чувств. По мнению Ленина, ошибка Пирсона заключалась в несоразмерном преувеличении роли нервно-психических процессов внутри нервной системы при выработке представлений о внутреннем и внешнем мире, и в чрезмерном преуменьшении влияния предметов при формировании представлений.
В.И.Ленин развивал материалистический подход к сознанию и вел борьбу против идеалистического декартово-авенариусовско-пирсоновского подхода к сознанию. Ленин настаивал на том, что возникающее в голове тесно связано с предметами, воздействующими на человека. Ленин постарался доказать читателям своей философской книги, что сказанное Пирсоном не существует. В споре с Пирсоном, Ленин настолько же убедителен, насколько убедительны его аргументы, соотносящиеся со сказанным Декартом.
В последующих четырех главах обсуждаются вопросы о смысле высказывания Пирсона, и об аргументах Ленина, направленных против Пирсона и ему подобных философов-идеалистов.
 
kkamlivДата: Суббота, 17.12.2016, 13:52 | Сообщение # 26
Полковник
Группа: Пользователи
Сообщений: 159
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 7. Человек дает природе ощущения. Человек дает природе законы.

Некоторые ученые-антропологи считают, что несколько тысячелетий назад человеческий мозг отличался от мозга современного человека. В древности левое и правое полушария были относительно независимы друг от друга. Речь генерировало правое полушарие, а восприятие речи производило левое полушарие; когда в правом полушарии возникали мысли в форме слов, то левое полушарие иногда не понимало, что мысленные слова пришли из правого полушария. В таких случаях левое полушарие считало, что слова пришли по обычному пути – из ушей. Человек был убежден, что он ушами услышал чью-то речь извне. Если он не видел рядом людей, то тогда он делал вывод, что слова произнесены вслух демоном или божеством. Сейчас встречаются случаи, когда инфекция или опухоль поражает ту часть мозга, которая соединяет левое и правое полушарие. Полушария оказываются изолированными друг от друга, и появляются слуховые галлюцинации, то есть мысленные слова, возникающие именно в мозге, считаются произносимыми внешним объектом. Возникает отношение как к внешнему к тому, что в действительности является внутренним.
Когда людям, родившимся слепыми, в зрелом возрасте хирурги восстанавливают зрение, то прозревшие видят лишь беспорядочные цветные пятна, причем эти пятна им кажутся расположенными непосредственно на поверхности глаз. Только через некоторое время бывшие слепые постепенно приобретают умение устанавливать расстояние до предметов.
Существует психо-физиологическое явление, состоящее в понимании того, что предметы находятся не на поверхности глаз, а на некотором отдалении от глаз. Источник зрительных ощущений понимается как источник внешний, а не как источник внутриглазной.
В процессе созерцания вещей, в мозгу человека появляются образы. Каким-то способом мозг человека из того, что находится в мозгу (из психического образа) извлекает информацию о том, в каком месте окружающего пространства находится вещь. Образ находится в мозгу, и мозг полагает, что в определенной точке окружающего пространства находится объект, соответствующий этому образу. Этот психо-физиологический процесс, начинающийся с возникновения образа внутри мозга и заканчивающийся мыслью о находящемся вне человека объекте, Кант называл привнесением, Гегель — полаганием, Богданов — подстановкой физического под психическое.
Наряду с образами, происходит подстановка сложных абстракций. Рассмотрим случай, описанный одним из приближенных Никиты Сергеевича Хрущева: «Я сопровождал Н.С.Хрущева во время его поездки по целинным землям. В то время инакомыслие в сельском хозяйстве состояло в защите чистых паров. Мы находились в одном целинном совхозе, когда, проезжая вдоль поля, руководитель партии вдруг заметил распаханную, но не засеянную землю. Он тут же велел остановиться и обрушился на женщину — директора совхоза. Выдержав первый заряд гнева, директор сказала, что только благодаря чистым полям их совхоз получает намного больше зерна, чем соседние совхозы. Ее ответ был убедительным, но Хрущев не слушал: «Я же сказал — запретить!» В разговор вступил министр заготовок, который поддержал директора совхоза и пытался доказать выгоду чистых паров, но Хрущев и его грубо оборвал»(журнал «Огонек», 1989г, №10).
Существенное в поведении Н.С.Хрущева то, что он наделил чистые пары отрицательными свойствами, якобы снижающими урожайность, и обращался с чистыми парами как обладающими отрицательными свойствами (и применил свою власть для того, чтобы действия людей основывались на мнимых отрицательных свойствах). Чистым парам Хрущев подсунул отрицательные свойства, и это подсовывание нанесло значительный ущерб сельскому хозяйству.
Человеческим ум, имеющий внутри себя образ физического закона, полагает, что физический закон находится не там, где образ, а в окружающей природе. Источник закона считается находящимся вне человека. Подражая Канту и Гегелю, можно сказать: человеческий ум из себя выплескивает в окружающую природу образ, в котором изображен физический закон. Что по этому поводу говорит В.И.Ленин? «Махист благополучно пришел к чисто кантианскому идеализму: человек дает законы природе, а не природа человеку! Не в том дело, чтобы повторять за Кантом учение об априорности, — это определяет лишь особую формулировку идеалистической линии, — а в том, что разум, мышление, сознание здесь является первичным, природа вторичным. Кантианско-махистская формула «человек дает законы природе» есть формула фидеизма»(«Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.166; на странице 267 эта формула еще раз названа идеалистической). Слова В.И.Ленина означают: отличительный признак идеализма есть согласие с тем, что человек дает (привносит, подставляет) законы (свойства, образы) природе.
Отсюда видно, что стать идеалистом очень легко: достаточно признать, что Никита Хрущев подсунул чистым парам отрицательные свойства.
В.И.Ленин компрометировал своих философских противников посредством отождествления человеческого и природного: если люди обладают свойством предписывать законы природе, то из этого вытекает наличие у природы свойства подчиняться законам, записанных в книгах по естествознанию. Когда философ признает свойство природы подчиняться книгам по естествознанию, то этот философ является идеалистом. Следовательно, является идеалистом философ, утверждающий наличие у людей свойства предписывать законы природе.
Ленин выступал против того, чтобы что-то приписывать природе. Одновременно с этим, он выступал против того, чтобы что-то не приписывать природе. «Против материализма вообще, и против склонности к материализму большинства естествоиспытателей, Леклер ведет такую же беспощадную борьбу, как и Шуппе, и Шуберт-Зольдерн, и Ремке. «Вернемся назад, — говорит Леклер, — к точке зрения критического идеализма, не будем приписывать природе в целом и процессам природы трансцендентного существования»…»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.224).
Фраза «Человек дает природе законы о природных явлениях» имеет смысл, мало отличающийся от смысла фразы «Человек совершает те или иные практические действия, оказывая влияние на природу и приспосабливая природу для своих потребностей, и выбор действий находится в зависимости от имеющегося представления о природных законах». Разве последнюю фразу разумно назвать идеалистической?
Люди ставят километровые столбики на обочине дорог, чтобы легче было ориентироваться в пространстве. Аналогичным образом люди вносят законы в природу, чтобы было легче ориентироваться в природе, чтобы было удобнее пользоваться природой. Компасом пользуются для ориентации в природе, и для этого компас вносится в природу; с этой же целью используются законы.
Охотник при помощи своего мышления может мысленно представить себе привычки того животного, за которым производится охота. Представление о повадках животного является мерилом, к которому охотник примеривает свои действия. Охотник дает те или иные повадки преследуемому животному. От повадок, приписываемых животному, зависит поведение охотника, но не зависит поведение преследуемого животного. Видя следы, охотник домысливает животное и его повадки. После того, когда животное схвачено, устанавливается порода животного путем осмотра животного. До того, как животное поймано, его порода устанавливается не путем осмотра животного, а путем осмотра видимых следов. Сначала к видимым следам домысливается порода невидимого животного, потом происходит фактическое установление породы животного, воспринимаемого глазами.
Охотник может утолить голод, поджарив на костре свою добычу. Однако охотник не может утолить голод при помощи следов, обнаруженных на начальной стадии охоты. В начале охоты животное или дичь является невидимым; невидимое животное или птица оставляет видимые следы на снегу, песке, глине, траве. Невидимое в начале охоты имеет большое значение для утоления голода, если в конце охоты произойдет поимка того, что невидимо в начале охоты. Видимые в начале охоты следы не способны утолить голод, и поэтому имеет незначительное значение. Невидимое имеет значительное большее значение, чем видимое.
Животное оставляет следы, и следы являются проявлением животного. Контур следов не имеет ничего общего с контуром животного. Природа позаботилась о том, чтобы лапы были удобны животному при передвижении, но природа не позаботилась об удобстве охотника (охотнику удобно, чтобы контур следов был подобен контуру тела животного), и лапы животного оставляют следы, контур которого не имеет подобия по отношению к контуру животного. Причина (животное) значительно отличается от следствия (от следов).
Колумб искал западный путь в Индию, находящуюся на востоке. Колумб и его спутники предприняли морское путешествие на кораблях, плывущих в западно-восточном направлении. За четыре года, с 1492 по 1496 год, Христофор Колумб обследовал острова, которые сейчас называются Багамскими островами, Кубой, Гаити, Ямайкой, Антильскими островами. В обнаруженные острова Колумб вложил смысл, заключающийся в том, что эти острова соседствуют с Индией, хотя на самом деле этого не было. Сведения о том, что острова находятся вблизи Индии, Колумб вывел не из практического осмотра островов, а из своего мышления. Христофор Колумб навязал островам свойство располагаться рядом с Индией. Своими действиями Колумб подтвердил, что люди вкладывают в окружающие предметы свое мнение о содержании и смысле предметов.
Джироламо Фракасторо дал природе закон о нахождении в природе мельчайших живых организмов, которые пробираются внутрь тела человека, размножаются внутри тела, и вызывают болезни — чуму, холеру, оспу и т.д.
Природа не воздействовала на органы чувств Уильяма Гильберта посредством магнитных линий таким образом, чтобы при посреднической роли органов чувств у Гильберта появилось ощущение магнитных линий. Это означает, что природа не дала Гильберту закон о существовании магнитных линий. Гильберт домыслил к движению стрелки компаса закон о существовании магнитных линий. Уильям Гильберт дал природе закон о магнитных линиях, влияющих на стрелку компаса.
Антуан Лавуазье нагрел водяной пар до высокой температуры и обнаружил появление водорода и кислорода. Также было установлено, что сжигание водорода в кислородной среде приводит к появлению водяного пара. Лавуазье сделал вывод, что вода состоит из водорода и кислорода. Явление, обнаруженное внутри экспериментальной установки, Лавуазье распространил на все пространство, окружающее экспериментальную установку. Льду, находящемуся за тысячи километров от экспериментальной установки, Лавуазье приписал свойство, обнаруженное у водяного пара, находящегося внутри экспериментальной установки. Лавуазье дал любому льду, любой воде, любому водяному пару закон, согласно которому лед, вода, водяной пар состоят из кислорода и водорода. Лавуазье дал природе закон о вхождении водорода и кислорода в состав воды.
Если бы Лавуазье получил знание о вхождении водорода и кислорода в состав воды, наблюдая за природой и не проводя эксперименты, то тогда можно было бы сказать: «природа дала Лавуазье закон о вхождении водорода и кислорода в состав воды». Но таковое не произошло, и поэтому надлежит говорить: «Лавуазье дал природе закон». Природа дает человеку знание о следствии, когда человек не проводит эксперименты, однако природа не дает знание о причине, когда человек не проводит эксперименты.
Вообще говоря, когда впервые понятая причина становится понятной без затруднений, то тогда можно говорить о том, что природа дала знание о причине. Но когда понимание причины связано с ожесточенными спорами, с обвинениями в совершении ошибок, то тогда нельзя говорить, что природа дает знание.
Через ощущения природа давала Ньютону закон о том, что притяжение падающих предметов не зависит от расстояния между предметами и глубинными слоями земли, но Ньютон отказался взять у природы указанный закон, и Ньютон дал природе закон о квадратичной зависимости.
 
kkamlivДата: Суббота, 17.12.2016, 13:53 | Сообщение # 27
Полковник
Группа: Пользователи
Сообщений: 159
Репутация: 0
Статус: Offline
Выражения «дал природе закон», «приписал», «подсунул» не совсем точно отображают сущность происходящего. Лучше пользоваться выражением «навешивать ярлыки», «наклеивать ярлыки». Естествоиспытатель видит какое-либо природное явление, называет его следствием, и начинает мысленно предполагать существование еще не известного (иногда всем известного) природного явления, которое является причиной. Естествоиспытатель создает домысленную причину для реального следствия. Исходя из созданного умом представления о свойствах, присущих еще не известному природному явлению, называемом причиной, происходит поиск в природе того, что соответствует свойствам, измышленных умом. Если обнаруживается соответствующее человеческому представлению о свойствах, то на обнаруженное приклеивается ярлык «причина». Исаак Ньютон обнаружил, что Луна своей гравитационной силой притягивает к себе моря и океаны, и возникают приливы и отливы. Приливы и отливы Ньютон признал следствием, а на массивную Луну навесил ярлык «причина приливов и отливов». Луна, приливы, отливы не зависят от людей, но навешивание ярлыков зависит от людей. Галилей навешивал ярлыки иначе, чем Ньютон. Также иначе навешивал ярлыки и Декарт.
Рене Декарт навесил на Луну ярлык следующего содержания: Луна отталкивает от себя земную атмосферу, отталкивающая сила через атмосферу передается на центральные части морей, центральные части морей продавливаются вниз, окраинные части морей выдавливаются на сушу, и таким образом происходят приливы.
Для получения информации об аэродинамических свойствах самолета, делают небольшую модель самолета, и ее продувают в аэродинамической трубе. Продувка завершается выявлением тех или иных аэродинамических характеристик, присущих именно модели. Хотя результаты исследования относятся именно к модели, полученные результаты переносятся (приписываются, подсовываются) на самолет. Реальные аэродинамические характеристики у самолета не подвергались обнаружению и поэтому неизвестны, и авиаконструкторы опираются на характеристики, обнаруженные у модели. На самолет навешивается ярлык со списком свойств, выявленных у модели и не выявленных у самолета. От записей, имеющихся на ярлыке, не зависят реальные характеристики самолета, но зависит то, каким образом используется самолет.
Бог внес в окружающий мир горы и болота, свет и темноту, — так написано в Библии. Когда заявляется, что человек вносит в окружающий мир законы, то цель такого заявления заключается, полагает В.И.Ленин, в доказывании правильность написанного в Библии. Ленин не желает, чтобы происходило подтверждение содержания Библии, и это нежелание преобразуется в критику тех людей, которые заявляют о человеческом внесении законов.
Когда люди мысленно вносят в самолет свойства, обнаруженные у модели, то этим подтверждается Библия; поэтому нельзя продувать модель в аэродинамической трубе, чтобы не было соблазна.
В середине восемнадцатого века в США были построены несколько десятков броненосных кораблей, предназначенных для нахождения близи берегов, и отличающихся низким бортом — меньше одного метра. Британский конструктор Кольз разработал проект броненосца, похожий на американские низкобортные броненосцы, и этот проект был одобрен адмиралтейством Великобритании. В 1870 году спущен на воду «Кептен», броненосец конструкции Кольза. Когда только началось строительство «Кептена», кораблестроитель Эдвард Рид доказывал ошибочность проекта, поскольку сочетание особенностей планируемого корабля — малая высота надводного борта и высокие трехногие стальные мачты — создавали высокое расположение центра тяжести и угрожали попаданием морской воды внутрь корабля при небольшом наклоне. Рид построил точную модель корабля конструкции Кольза, и на этой модели продемонстрировал руководству адмиралтейства ужасающее и катастрофическое несовершенство конструкции. Но адмиралтейство Великобритании, отрицательно относившееся к моделированию, послало корабль в плавание, и через год после постройки он затонул вместе с 523 моряками, попав в несильный шторм.
Эдвард Рид определил свойства на модели, и навесил на «Кептен» ярлык с перечнем свойств, установленных на модели.
Уильям Гильберт нафантазировал магнитные линии, и мысленно навесил на пространство, окружающее компас, ярлык с записью о наличии магнитных линий.
Интересно, что в книгу «Материализм и эмпириокритицизм» В.И.Ленин вписал фразы, косвенно свидетельствующие о том, что он признавал правильность формулы Иммануила Канта «человек дает законы природе».
К.Гаусс в 1839 году, У.Томсон в 1860 году и Б.Стюарт в 1878 году обнаружили изменение интенсивности магнитного поля Земли, в частности, усиление магнитного поля в солнечные дни. Бальфур Стюарт разработал объяснение о том, что в верхних слоях атмосферы существуют электропроводящие (ионизированные) участки, которые меняют свое местоположение и свои размеры, и изменение состояния электропроводных участков влияет на силу магнитного поля Земли. Природа дала Стюарту сведения об усилении и ослаблении магнитного поля, а Стюарт дал природе закон об ионизированных токопроводящих слоях атмосферы. В настоящее время один из токопроводящих слоев атмосферы, имеющий тенденцию к уменьшению своей толщины, называется озоновой дырой.
Ленин на странице 246 рассуждал о мировоззрении Германа Гельмгольца, и указал: «…дальше читаем: «Что касается, прежде всего, качеств внешних предметов, то достаточно небольшого размышления, чтобы видеть, что все качества, которые мы можем приписать им, обозначают исключительно действие внешних предметов либо на наши чувства, либо на другие предметы природы» (стр. 581 франц.; стр. 445 нем. ориг.; я перевожу с французского перевода). Здесь опять Гельмгольц переходит к материалистической точке зрения».
Магнитное поле Земли, усиливаясь или ослабляясь, воздействует на измерительные приборы, и приборы регистрируют усиление или ослабление. Обнаружив изменяющиеся показания измерительных приборов, Стюарт стал размышлять об этом. Б.Стюарт обозначил изменяющиеся показания измерительных приборов как результат перемещения в пространстве токопроводящих слоев атмосферы. Б.Стюарт приписал некоторой части воздушной атмосферы ранее неизвестное качество — способность проводить электрический ток. Слова В.И.Ленина о материалистической точке зрения можно понимать так, что деятельность Б.Стюарта надлежит называть материалистической деятельностью, хотя сделанное Стюартом соответствует формуле И.Канта — Стюарт дал природе фантастическое малообоснованное свойство иметь в высших слоях атмосферы токопроводящие слои. Стюарт приписал природе не только то, что обнаружили его органы чувств (усиление и ослабление магнитных линий), но и то, что не является чувственно-воспринимаемым и является умозрительным (наличие токопроводящих слоев в атмосфере).
Антуан Лавуазье сжигал водород внутри стеклянного сосуда с кислородной средой, обеспечивая охлаждение сосуда. На холодных стенках стеклянного сосуда изнутри появлялись капельки. Убедившись, что капельки представляют собой воду, Лавуазье сделал научное открытие, согласно которому при сгорании водорода в кислородной среде происходит соединение водорода и кислорода с образованием молекул воды (ранее, в историческую эпоху Штеля, считалось, что в процессе сгорания происходит не соединение химических элементов, а разделение химических элементов). Органы чувств Лавуазье обнаружили воду возле того места, где производилось сжигание водорода в кислородной среде, и обозначил появление воды как результат соединения водорода с кислородом; Лавуазье приписал водороду и кислороду свойство соединяться друг с другом, сопровождая соединение выделением тепловой энергии, огня и света. Деятельность Антуана Лавуазье можно назвать материалистической деятельностью, в соответствии с высказыванием В.И.Ленина «переходит к материалистической точке зрения», хотя Лавуазье дал природе закон о том, что в состав воды входят водород и кислород.
В качестве исходному пункта у Стюарта и Лавуазье были показания органов чувств (обнаруженные глазами показания измерительных приборов и капельки воды на стенках стеклянного сосуда), и от этих сведений, имеющих психический характер, Стюарт и Лавуазье пришли к тому, что находилось вне Стюарта и Лавуазье (токопроводящие слои атмосферы, вхождение водорода и кислорода в состав воды, находящейся в любом месте Земли, и за пределами Земли). Люди приписывают природе наличие в ней объектов или свойств объектов, исходя из ощущений и абстракций, находящихся внутри психики.
Ленин полагал, что принцип «человек дает законы природе» в некоторой незначительной степени уменьшает свою идеалистичность, когда закон основывается на исследованиях объективной реальности. Стюарт из объективного опыта взял усиление и ослабление магнитного поля, и поэтому позволительно приписывать природе нечто такое, что тесно связано с взятым из объективности. Взятое из объективности, к которому присуммировано абстрактное объяснение, в совокупности имеют объективный характер. Приписывать природе то, что имеет объективный характер — не такой уж и большой грех.
Стюарту и Лавуазье повезло, и в связи с их научными открытиями можно соединить вместе и кантианский взгляд, и ленинский взгляд: человек дает природе то, что природа дала человеку.
Декарту повезло намного меньше, и он раскрыл такую сущность морских приливов и отливов (Луна отталкивает от себя земную атмосферу, отталкивающая сила через атмосферу передается на центральные части морей, центральные части морей продавливаются вниз, окраинные части морей выдавливаются на сушу, и таким образом происходят приливы), что к сущности можно присоединить только кантианский взгляд: человек дает природе то, чего нет в природе.
 
kkamlivДата: Суббота, 17.12.2016, 13:54 | Сообщение # 28
Полковник
Группа: Пользователи
Сообщений: 159
Репутация: 0
Статус: Offline
«Вольта и те ученые, которые выступили вскоре после него, видели в простом соприкосновении двух разнородных тел — прежде всего двух металлов — источник электричества. Тут они пытались найти объяснение тока и создали свою теорию контакта. Но чем больше исследовали они образование тока, тем яснее становилась необходимость признать существование химического превращения, и на этом основана была химическая теория; сама цепь есть не что иное, как приспособление, аппарат, превращающий химическую энергию в электричество, подобно тому как паровая машина превращает производимую в ней теплоту в механическое движение, причем в обоих случаях совершающий превращение аппарат не производит сам собою новой энергии. Но здесь, если исходить из традиционных воззрений, возникает трудность. Эти воззрения приписывают цепи некоторую «разъединительную электрическую силу», которая пропорциональна электродвижущей силе и которая вводит в данную цепь определенное количество энергии. Как же относится этот — присущий, согласно традиционным взглядам, цепи как таковой, помимо всякого химического действия — источник энергии, как относится эта электрическая разъединительная сила к освобожденной химическим действием энергии? И если она является независимым от химического действия источником энергии, то откуда получается доставляемая ею энергия? Вопрос этот, поставленный в более или менее ясной форме, образует пункт раздора между контактной теорией Вольты и вскоре вслед за этим возникшей химической теорией гальванического тока». «Признание, что противоположности и различия имеют в природе лишь относительное значение, что, напротив, приписываемая природе неподвижность и абсолютность внесены в нее лишь нашей рефлексией, – это признание составляет основной пункт диалектического понимания природы».
Во-первых, в первом отрывке из книги «Диалектика природы», Ф. Энгельс указал на разработку трех конкурирующих между собой теорий; недовольство В.И.Ленина по поводу мнения Г.Клейнпетера о множественности объяснений, относящихся к одной группе фактов, показывает расхождение между Энгельсом и Лениным по гносеологическим вопросам. (В одиннадцатой главе «Причина —> следствие» излагается мнение Г.Клейнпетера.) Во-вторых, Ф.Энгельс недвусмысленно сообщил в двух отрывках, что теоретические воззрения приписывают неподвижность природе, и также приписывают электрической цепи наличие в ней разъединительной силы, возбуждающей электрический ток (электричество визуально обнаруживается благодаря его способности приводить в движение листки электроскопа, как указано на странице 171 «Диалектики природы»). По сути дела, используя слово «приписывают», Энгельс повторил формулировку Канта «человек вносит в природу законы». Надлежит сделать вывод, что Энгельс не видел никакого идеализма в кантовской формулировке. Приписывание чего-либо природе является заурядным событием, согласно мировоззрению Энгельса. Это подтверждает, что имелись расхождения между Энгельсом и Лениным по гносеологическим вопросам (когда Ленин критиковал Дюгема, Пуанкаре и других эмпириокритиков, то им инкриминировалась защита указанной идеалистической кантианской формулировки).
Человек приписывает природе законы, и человек отписывает от природы законы (Колумб приписал Земному шару закон о том, что к западу от Европы находятся крупные острова, расположенные возле Индии, но Магеллан и Васко де Гама отписали от Земного шара этот закон; Лавуазье заставил отказаться от своего существования закон о разлагающем действии процесса сгорания; Ломоносов отписал от природы закон о теплороде). Вероятно, так нужно понимать два высказывания Фридриха Энгельса: «В естествознании мы достаточно часто встречаемся с теориями, в которых реальные отношения поставлены на голову, в которых отражение принимается за объективную реальность, и которые нуждаются в перевертывании. Такие теории довольно часто господствуют долгое время. Подобный случай представляет нам учение о теплоте, которая почти в течение двух столетий рассматривалась как особая таинственная материя, а не как форма движения обыкновенной материи; только механическая теория теплоты произвела здесь необходимое перевертывание».
«Великие французы… выступали в высшей степени революционно. Религия, понимание природы, государственный строй — все необходимо подвергнуть самой беспощадной критике, все должно было предстать перед судилищем интеллекта и либо оправдать свое существование, либо от своего существования отказаться»(«Диалектика природы»).

Колумб приписал Земному шару закон о том, что к западу от Европы находятся крупные острова, расположенные возле Индии. Колумб впал в заблуждение, ибо эти острова (сейчас называемые Багамскими островами, Кубой, Гаити и т.д.) находились возле Америки. Но заблуждение Колумба принесло пользу, поскольку подтолкнуло к более тщательному исследованию островов и прилегающего пространства, и исследование привело к обнаружению ранее неизвестного континента.
Заблуждение есть трамплин для достижения истины.

Александр Александрович Богданов писал о том, что ученые совершают подстановку физического под психическое. Иллюстрацией к высказыванию Богданова может послужить деятельность Стюарта и Лавуазье — у них возникли ощущения, имеющие психический характер (ощущения, свидетельствующие о перемещении стрелки компаса или подобного компасу измерительного прибора, о появлении капелек воды), и на место ощущаемого была произведена подстановка физического и химического, находящегося вне обладающего ощущениями человека (физические свойства высших слоев атмосферы, химический состав воды, находящейся во Вселенной).
Исследователи электрического тока наблюдали некоторые эффекты, и их изучение вывело на разъединительную силу. На место наблюдаемого органами чувств была подставлена разъединительная сила, физически создающая разность электрических потенциалов.
Богданов вполне адекватно описывал познавательную деятельность ученых, и тем не менее получил отлуп от Ленина. По мнению В.И.Ленина, взять за исходный пункт психические ощущения и сделать из них вывод о физическом или химическом, — значит объявить, что физическое или химическое есть продукт психического, есть созданное психикой. Причиной существования токопроводящих слоев в высших слоях атмосферы являются размышления Стюарта (над усилением и ослаблением магнитного поля Земли). В.И.Ленин не соглашался с тем, что человеческие размышления влияют на атмосферу и другие материальные части Вселенной, и поэтому Ленин подверг резкой критике Богданова.
«Все грани…условны, подвижны, выражают приближение нашего ума к познанию мате¬рии, — но это нисколько не доказывает, чтобы природа, материя сама была… продуктом нашего ума… Ум человеческий открыл много диковинного в природе и откроет еще больше…но это не значит, что природа была созданием нашего ума или абстрактного ума, т. е. уордовского бога, богдановской «подстановки» и т.п.»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.298).
Ленин сделал вид, будто бы Богданов занимался изучением построения мира (построения материального из психического), но на самом деле Богданов занимался изучением процессов познания (материальное осознается, исходя из психического). Богданов был скомпрометирован посредством приписывания ему гегелевского отождествления гносеологического и онтологического (существующее в науке — это то же самое, что существующее в природе; если в науке имеется подстановка, то и в природе имеется подстановка, и ею занимался Бог, в соответствии с Библией подставлявший в окружающий мир горы и болота, свет и темноту).
Новые диковинные «необычные» факты коренным образом изменили старые «обычные» представления. Изменение представлений не свидетельствует, просвещал В.И.Ленин читающую публику, что старые факты иллюзорны или умственны. Старые факты не имеют иллюзорно-психического характера, и это опровергает взгляд А.А.Богданова, согласно которому физическое есть подставленное психическое.
Однако, когда теоретически подкованный механик Карно занимался усовершенствованием паровых двигателей, то Карно признавал физическое существование теплорода и использовал теплород в своих теоретических построениях; позднее было доказано, что теплород имеет иллюзорно-психический характер, что физический теплород есть подставленное психическое. (Немного подробнее о теоретической и практической деятельности Карно рассказывается в девятой главе и в других главах.) Галилей писал, что физические приливы и отливы в океанах физически связаны с математическим сложением или вычитанием скорости годового движения Земли и суточного вращения Земли. Но сейчас считается, что указанная связь является не физической, а иллюзорно-психической связью; приливы и отливы по-прежнему считаются физическими, а не иллюзорно-психическими. Галилей подставил психическое, называя подставленное физическим. Менделеев подставил в природу психические ньютоний и короний, называя подставленное физическим. Аргументам, которые использовал В.И.Ленин в борьбе против богдановской подстановки, могут быть противопоставлены не менее убедительные аргументы в поддержку богдановской подстановки.
По мнению Ленина, вращение Земли вокруг Солнца не является подстановкой физического под психическое. Ленин закрыл глаза на то, что вращение Солнца вокруг Земли являлось подстановкой физического под психическое. Материалист Ленин закрыл глаза, потому что с закрытыми глазами легче вести борьбу против идеалиста Богданова.
(В предыдущих главах указывалось об отказе в существовании факта невесомости воды, находящейся в воде, факта независимости земного притяжения от расстояния. В одиннадцатой главе будет рассказано, как в 1899 году отказано в существовании факту передачи малярийных паразитов от птиц к людям, как в 1891 году отказано в существовании факту наличия отверстий на поверхности нервных клеток. В десятой главе излагается история об отказе в существовании структурной вязкости каучука. Не вызовет затруднений привести сотню случаев отказа в существовании, и такие случаи подтверждают, что материальным признается то, относительно чего надо говорить «находится только во мне» и нельзя говорить «находится перед мною»).
В.И.Ленин: «Англичанин Карл Пирсон выражается со свойственной ему определенностью: "Законы науки — гораздо больше продукты человеческого ума, чем факты внешнего мира"»(«Материализм и эмпириокритицизм»,ПСС,т.18, с.165).
Пирсон высказал мысль, характерную для эмпириокритиков, по поводу законов, которые подставляются в природу; высока вероятность того, что подставленное окажется психическим, как это уже произошло с галилеевским объяснением морских приливов и отливов. Правильность подставленных законов не может быть доказана из-за относительного характера, присущего практическому критерию истинности; поэтому закон не может считаться реалистичным, и должен считаться сомнительным. Достоверность законов науки намного ниже достоверности фактов. Ощущаемые факты даны нам достовернее, чем законы науки, рассказывающие о субстанции (с.54). Ленин переделал эту мысль, расширил первоначальное значение мысли, и принялся обвинять Пирсона (и Богданова) в приверженности к точке зрения, согласно которой низкая достоверность и высокая сомнительность распространяется не только на обобщенные законы, но и на факты. Коготок увяз в смоле — птичке конец. Если Пирсон и Богданов ставят достоверность законов науки намного ниже достоверности фактов внешнего мира, то Пирсон и Богданов являются солипсистами, отрицающими существование фактов внешнего мира. Что могли бы сделать эти философы, чтобы снять с себя обвинение в солипсизме? Для этого Пирсон и Богданов могли бы сделать материалистическое признание, что законы науки имеют достоверность, равную достоверности фактов внешнего мира.
«Для Пуанкаре законы природы суть символы, условности, которые человек создает ради удобства»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.170).
Человек делает модель самолета, продувает модель в аэродинамической трубе и получает знание о свойствах модели. Это знание человек создает своими усилиями и создает ради удобства, ради создания удобных самолетов с высокой величиной аэродинамического качества. Знание об аэродинамическом качестве самолета, выявленное на моделе, имеет низкую достоверность (является условностью), покуда аэродинамическое качество не выявлено на самолете (как это имело место, например, 21 августа 2001 года, когда самолет Аэробус А330-243 пролетел 120 км с выключенными двигателями, и отключение двигателей произошло на высоте 10 600 метров). Низкодостоверное знание допустимо называть символическим, условным знанием.
Пуанкаре провинился перед Лениным тем, что использовал слово «символ» (по причине недоверия), а это слово, по убеждению Ленина, означает несуществование того предмета, к которому применяется слово «символ». Если слово «символ» применено к аэродинамическому качеству, то от этого исчезает аэродинамическое качество. Если слово «символ» применено к материи, то материя исчезает. Для Пуанкаре законы природы суть символы, условности. Из этого логически вытекает, по мнению Ленина, что природа суть условность, имеющая психический нематериальный характер.
Человеческий разум создает психические продукты (абстрактное знание), и они прикладываются (подставляются) к внешним предметам, для использования предметов в соответствии с абстрактным знанием. Ленин вспомнил индийскую сказку про раджу, руки которого обладали необычайной способностью превращать в золото все, к чему прикасаются руки, и эту сказку применил к богдановской подстановке — если люди создают в своей голове психические представления и эти представления соотносят с внешними предметами, то предметы приобретают психический характер.
 
kkamlivДата: Суббота, 17.12.2016, 13:55 | Сообщение # 29
Полковник
Группа: Пользователи
Сообщений: 159
Репутация: 0
Статус: Offline
Существование богдановской подстановки (люди приписывают, дают природе наличие в ней объектов или причин объектов, исходя из ощущений и абстракций, находящихся внутри психики) настолько очевидно, что она была признана многими советскими учеными и учеными из соцлагеря. Ниже приводятся высказывания ученых, которых не смогла смутить критика Ленина в адрес подстановки, квалификация богдановской подстановки как имеющую негативную идейную роль в идеологической борьбе, как услуживающей реакционным силам, как соскальзывание к идеалистической формулировке Артура Шопенгауэра — мир нужно рассматривать как представление.
И. Земан: «Мы встречаемся в науке с приписыванием точки зрения познающего субъекта исследуемой действительности, с проецированием полученного представления о действительности на саму действительность».
Л.В. Голованов: «Законы науки проецируются на объективную реальность; природные законы и законы науки как бы меняются местами».
А.М. Коршунов: «Предметность образа выражается в свойстве проекции. Ее суть состоит в том, что содержание образа, формирующегося во внутреннем плане, как бы выносится вовне, наложено на предметы».
А.М. Матюшкин: «Одаренность характеризуется наличием у субъекта четко проецируемых вовне (выражающихся в деятельности) мнений, навыков, конкретно реализуемых знаний, проявляющихся через функционирование стратегий планирования».
Н.И.Губанов, Н.Н.Губанов: «Чувственные образы, локализованные в головном мозге, бессознательно проецируются вовне — на вызывающую их причину…проекция накладывается на предмет…чувственные образы переживаются субъектом не как состояние его нервной системы, а как данные ему внешние объекты…образы локализуются в головном мозге как информационное содержание нейродинамических систем, но обладают филогенетической подготовленной, а в практике жизни индивида складывающейся и закрепляющейся способностью проецироваться в окружающее пространство».
Ю. Конорски: «Возбуждение группы гностических нейронов через ассоциативные пути порождает в проекционной зоне процессы, которые обладают всеми свойствами восприятия и которые проецируются вовне».
Л.В. Шукшина: «А.А.Ухтомский называл функционирующий орган познания динамическим, подвижным деятелем, рабочим сочетанием сил. К числу подвижных функционирующих органов он относил образ, воспоминание, доминанту, парабиоз, желание и т.п., подчеркивая, что это — новообразование в активности индивида, взаимодействующего со средой… Виртуальные механизмы не только проецируются, как образ, в мир, они вторгаются в него, воплощаются в нем посредством виртуальности и иллюзий. Вторжение виртуальных механизмов в жизнь происходит под контролем сознания».
Ю.В.Александрова: «Объективизация — это процесс и результат локализации образов восприятия во внешнем мире, — там, где располагается источник воспринятой информации, т.е. отнесение сведений, полученных из внешнего мира, к этому миру… …продукт внутреннего мира, проекция представления в реальное пространство; возникает вследствие непроизвольного, независящего от субъекта проецирования образов вовне… И.М.Сеченов подчеркивал, что предметность формируется на основании процессов внешне-двигательных, обеспечивающих контакт с самим предметом. Без участия движения наши восприятия не обладали бы качеством предметности, т.е. отнесенности к объектам внешнего мира».
В.С.Тюхтин: «В упорядоченности нейродинамических состояний головного мозга закодирована упорядоченность воздействующих объектов. Для субъекта эта упорядоченность состояний его нервной системы выступает в качестве структуры внешнего объекта. Иначе говоря, субъект как бы соотносит, проецирует обратно (но не физически) на внешний мир упорядоченность состояний своих нервных анализаторов».

В.И.Ленин: «Англичанин Карл Пирсон выражается со свойственной ему определенностью: "Законы науки — гораздо больше продукты человеческого ума, чем факты внешнего мира"»(«Материализм и эмпириокритицизм»,ПСС,т.18, с.165).
«Для Пуанкаре законы природы суть символы, условности, которые человек создает ради удобства»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.170).
Понижение температуры организма, в котором происходит воспаление, от употребления сока ивы, предотвращение цинги от употребления цитрусовых плодов, усиление и ослабление магнитного поля Земли, — это факты внешнего мира. Для объяснения фактов создавались (ради удобства) символические продукты человеческого ума: умозрительное представление о жаропонижающей силе, умозрительное представление о цингопредотвращающей силе, умозрительное представление об изменяющемся токопроводящем слое атмосферы. Продукты человеческого ума подвергались проверке (поскольку они сомнительны), и подтвердилось соответствие действительности продуктов ума. Продукты ума первоначально были символическими продуктами ума, но через некоторое время стали несимволическими фактами внешнего мира. Что раньше было только удобством, потом стало соответствующим объективной реальности. В момент создания закона науки нельзя относится к закону науки как к отражению объективной реальности; только после применения практического критерия истинности, если имеется положительный результат, допустимо относится к закону науки как к отражению объективной реальности.
Некоторые факты объективной реальности начинаются с создания (ради удобства) умозрительных, не вызывающих доверия, символических продуктов человеческого ума. И это не противоречит тому, что продукты ума имеют объективное содержание, выявляемое после применения практического критерия истинности. Пирсон, Паункаре, Богданов не совершили ошибки, при изложении своих взглядов о значении продуктов человеческого ума.
Понятно, что понижение температуры организма после выпивания сока ивы, предотвращение цинги цитрусовыми плодами, броуновское движение, неравномерное распределение в пробирке с водой мельчайших частиц (внизу пробирки много броуновских частиц, вверху частиц мало), — это такие факты, которые никогда не были умозрительными, или символично-условными, или создаваемыми ради удобства.
 
kkamlivДата: Суббота, 17.12.2016, 13:56 | Сообщение # 30
Полковник
Группа: Пользователи
Сообщений: 159
Репутация: 0
Статус: Offline
Глава 8. Объективная реальность, которая не дана нам в ощущениях

В.И.Ленин: «Основная черта материализма — именно та, что он исходит из объективности… тогда как идеализм нуждается в «обходных путях», чтобы «вывести» объективность так или иначе из духа, сознания, из психического»(с.312), «Речь идет у нас совсем не о той или иной формулировке материализма, а о противоположности материализма идеализму, о различии двух основных линий в философии. От вещей ли идти к ощущению и мысли? Или от мысли и ощущения к вещам? Первой, т. е. материалистической, линии держится Энгельс. Второй, т. е. идеалистической, линии держится Мах»(с.35), «Все приведенные нами философы, кто прямо, кто с ужимкой, заменяют основную философскую линию материализма (от бытия к мышлению, от материи к ощущению) обратной линией идеализма…эти философы идут от психического, или Я, к физическому, или среде, как от центрального члена к противочлену, — или от ощущения к материи»(с.149), «Если вы не хотите отделываться увертками, если вы серьезно хотите «остерегаться» субъективизма и солипсизма, то вам надо прежде всего остерегаться основных идеалистических посылок вашей философии; надо идеалистическую линию вашей философии (от ощущений к внешнему миру) заменить материалистической (от внешнего мира к ощущениям)»(с.52), «Субъективистская линия в вопросе о причинности, выведение необходимости природы не из внешнего объективного мира, а из сознания, из разума, из логики и т. п. не только отрывает человеческий разум от природы, не только противопоставляет первый и второй, но делает природу частью разума, вместо того, чтобы разум считать частичкой природы. Субъективистская линия в вопросе о причинности есть философский идеализм»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.159).
В.И.Ленин: «Авенариус и Мах признают источником наших знаний ощущения. Они становятся, следовательно, на точку зрения эмпиризма (все знание из опыта) или сенсуализма (все знание из ощущений)… И солипсист, т.е. субъективный идеалист, и материалист могут признать источником наших знаний ощущения… Первая посылка теории познания, несомненно, состоит в том, что единственный источник наших знаний — ощущения… Исходя из ощущений, можно идти по линии субъективизма, приводящей к солипсизму… и можно идти по линии объективизма, приводящей к материализму»(«Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.127-128).
Ленин подробно разъясняет, какие характерные черты имеет идеализм, т.е. субъективизм, — это линия, берущая за исходную точку ощущение, сознание, разум, мысль, психическое, и от исходной точки продвигающаяся по обходному пути (Энгельс сказал — по окольному пути) к объективным вещам, внешнему миру, материи, окружающей среде. Изображаемое в мысли приобретает внетеоретическую (внемыслительную) предметность. Один из примеров идеалистической линии — богдановская подстановка физического под психическое. Об идеалистичности и прочих недостатках подстановки Ленин высказывался весьма категорически. Однако в дальнейшем категоричность несколько уменьшается — на страницах 127-128 сообщается, что ощущения являются исходным пунктом не только для идеализма (субъективизма), но и для материализма. Получается, что исходным пунктом для материализма являются вовсе не объективные вещи! В.И.Ленин попрекает идеализм тем, что «…на деле природа не берется за непосредственно данное, за исходный пункт гносеологии. На деле к природе ведет еще длинный переход через абстракции психического»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.238). Но затем выясняется, что материализм, подобно раскритикованному идеализму, не берет природу за непосредственно данное, а берет на такую роль ощущения или мышление, и поэтому материалисты вынуждены делать длинный переход от психического (ощущение, мышление) к материальной природе.
«Одно дело вопрос о том, как именно при помощи различных органов чувств человек воспринимает пространство и как, путем долгого исторического развития, вырабатываются из этих восприятий абстрактные понятия пространства, — другое дело вопрос о том, соответствует ли этим восприятиям и этим понятиям человечества объективная реальность, независимая от человечества»(В.И.Ленин, «Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.194). Ленин, будучи материалистом, повествует о длинном материалистическом переходе через абстракции психического: от чувственных восприятий к эмпирическим обобщениям, осуществляемых психикой, от психических обобщений и на основе обобщений к абстрактным понятиям, от абстрактных понятий к пониманию содержащегося в природе. В.И.Ленин попрекает идеализм за длинный переход (окольный переход), но затем строит материализм по образу и подобию идеализма.
На странице 206 В.И.Ленин пишет про материалистический уклон в философии Канта: «Когда Кант допускает, что нашим представлениям соответствует нечто вне нас, какая-то вещь в себе, то тут Кант материалист». Исходный пункт для материализма — мыслительное представление. Завершающий пункт — вещь в окружающем мире. Налицо проводимая Лениным линия от мысленного представления к существующему вне нас. Написанное Лениным на странице 206 является вторым шагом к уменьшению категоричности.
Страница 193 приносит третий шаг. В.И.Ленин указывает: «…Шульце-Энезидема, писавшего в 1792 году: «Если заключать от представлений к «вещам вне нас», то тогда «пространство и время суть нечто действительное вне нас и существующее реально…» …Шульце в 1792 году обрисовывает отношение вопроса о пространстве и времени к вопросу об объективной реальности вне нас именно так, как материалист Энгельс обрисовывает это отношение в 1894 году».
Как материализм обрисовывает отношение? Исходный пункт — умственное представление, завершающий пункт — реально существующее.
Примерно то же самое имеется на странице 105: «По поводу первого тезиса А.Леви говорит: «Маркс признает, с одной стороны, вместе со всем предшествующим материализмом и с Фейербахом, что нашим представлениям о вещах соответствуют реальные и отдельные (самостоятельные, distincts) объекты вне нас...». Как видит читатель, Альберту Леви сразу стала ясной основная позиция не только марксистского, но всякого материализма». Это четвертый шаг в уменьшении категоричности.
Страница 283 приносит очередное пояснение о сущности материализма: «Движению представлений, восприятий и т. д. соответствует движение материи вне меня». Пятый шаг еще раз показывает, что исходным пунктом берется мыслительное представление, а завершающим пунктом оказывается материя вне меня.
Уже не должно удивлять, что наступает шестой шаг в уменьшении категоричности, на котором ставиться «вопрос о том, соответствует ли этим восприятиям и этим понятиям человечества объективная реальность, независимая от человечества»(с.194). В.И.Ленин отвечает на вопрос: да, надо брать за исходный пункт восприятия, и этим восприятиям будет соответствовать объективная реальность.
На странице 46 В.И.Ленин сообщает, что правильное осмысление ощущения состоит в том, что ощущение принимается за образ соответствующего ощущению внешнего явления. Слова Ленина о внешнем явлении природы, соответствующем ощущению, означают, что в седьмой раз проводится линия от ощущения к внешнему явлению.
Восьмой, девятый, десятый, одиннадцатый, двенадцатый, тринадцатый шаги в уменьшении категоричности проявляются на страницах 45, 46, 95, 109, 149, 193, где сообщается о необходимости заключать от представлений к вещам вне нас, об объективной реальности, соответствующей нашим ощущениям, образ или ощущение вызываются соответствующим ощущению внешним явлением, вещь соответствует нашему представлению о ней, образ соответствующего ощущению внешнего явления, чувственным восприятиям соответствует вне нас объективная реальность. Ленин проводит линию от ощущений, зависимых от человека, к внешним предметам, независимых от человека. На зависимость ощущений от человека Ленин указал на странице 51 своей философской книги.
«Учению науки о том, что земля существовала до человечества, до органической материи, существовала в течение определенного времени, в определенном по отношению к другим планетам пространстве, — этому учению (хотя оно так же относительно на каждой ступени развития науки, как относительна и каждая стадия развития религии) соответствует объективная реальность»(с.195). На четырнадцатом шаге за исходный пункт берется теоретическое учение, и этому исходному пункту соответствует завершающий пункт — объективная реальность.
Пятнадцатый раз произошло уменьшение категоричности на странице 44, когда Ленин согласился с заявлением Богданова о том, что ощущениям соответствуют внешние явления.
Движение от ощущения к внешнему миру обнаруживается в шестнадцатый раз на странице 112: «Для агностика «непосредственно дано» ощущение, но агностик не идет дальше к материалистическому признанию реальности внешнего мира».
«Механическая теория, — говорит, например, Сталло, — «вместе со всеми метафизическими теориями гипостазирует частные, идеальные и, может быть, чисто условные группы атрибутов и трактует их, как разные виды объективной реальности». Это верно, если вы не отрекаетесь от признания объективной реальности и воюете с метафизикой, как антидиалектикой»(с.329). В семнадцатый раз В.И.Ленин признает верной линию от созданных человеческим умом идеальных и условных групп к объективной реальности.
В.И.Ленин написал, что претензии Маха и Авенариуса превзойти противоположность двух линий, — прямо заключать от вещей к сознанию, и линии обходной (от сознания к вещам), — а также подняться выше линии материализма и линии идеализма, являются пустой претензией (с.65). Ленин попеременно пользовался то прямой линией, то обходной линией, и поэтому создается впечатление, что со стороны Ленина имелась тенденция подняться выше противоположности двух линий.
В.И.Ленин: «Базаров поверил Маху, Авенариусу и Шуппе, будто «непосредственно» (или фактически) данное объединяет воспринимающее Я и воспринимаемую среду в пресловутой «неразрывной» координации и старается подсунуть этот вздор»(«Материализм и эмпириокритицизм», ПСС, т.18, с.112).
Когда Ленин семнадцать раз проводил линию от воспринимающего Я к воспринимаемой среде, то Ленин показывал объединяющую роль ощущений — ощущения не перегородка, отделяющая сознание от внешнего мира, а образ соответствующего ощущению внешнего явления природы (с.46). Ленин поддержал концепцию о неразрывной координации природы и образов.
Сначала создается зависимое от людей (представление, идеальное понятие), и на основании зависящего от людей устанавливается то, что является независимым от людей. Зависимое от людей — первично, установление того, что является независимым от людей — вторично. В.И.Ленин семнадцать раз указывал на то, что движение к пониманию независимого от людей начинается с зависимого от людей.

В Библии, в 14-й главе книги, называемой «Первая книга царств», рассказывается о поиске человека, нарушившего запрет. Военные отряды филистимлян собрались возле города Михмас, планируя атаковать еврейские войска. Рано утром небольшой еврейский отряд под предводительством Ионафана вышел на разведку и углубился во вражеский тыл. В то время, когда Ионафан и его малочисленный отряд находились в тылу врага, царь Саул собрал еврейское войско и обратился с речью, вдохновляющую на победу, и при этом Саул запретил воинам принимать пищу до наступления темноты. Через несколько часов Ионафан возвратился из вражеского тыла в месторасположение еврейского войска, и вместе со всем войском пошел в атаку на филистимлян. Еврейская армия разгромили филистимлян возле города Михмас, и стала преследовать отступающих филистимлян. Отряд Ионафана погнался за бежавшими филистимлянами, и оказался в лесу. В дупле дерева Ионафан заметил гнездо пчел с сотами. Он расковырял соты палкой, выдавил мед, зачерпнул палкой мед, и вкусил меда. Войско филистимлян, находившееся возле города Михмас, было разгромлено. Поздно вечером царь Саул задумал предпринять ночную вылазку против филистимлян, засевших в городе Беф-Авен. Царь и священник стали вопрошать Бога, — даст ли Бог победу над городом Беф-Авен? Бог не ответил. Царь Саул догадался, что кто-то согрешил, вкусив еды до захода солнца, и по этой причине Бог не отвечает. По просьбе Саула, священник взял туммим и им стал бросать жребий среди воинов, чтобы знамение указало на согрешившего; бросание жребия вывело на Ионафана, и тот признался, что ел мед в дневное время. Совершение гносеологической операции с применением материального туммима выявило, кто именно нарушил царский запрет.
Царь Саул хотел выявить причинно-следственную связь между нарушением царского запрета и молчанием Бога, и в выявлении использовался материальный предмет, который можно было воспринимать с помощью органов чувств. Туммим есть часть объективной реальности, данной нам в ощущениях. Сейчас люди не используют материально-ощущаемые предметы, указывающие на причину. Сейчас делается упор на психическое.
 
Форум » Подфорумы » Душа и дух, знание и вера » Знание и доверчивое отношение к знанию - над этим я мыслю (брошюра "Теория познания ? Это очень просто !")
Страница 2 из 11«12341011»
Поиск:



Философский семинар © 2017