Трактат Л.Н. Толстого «О жизни» - Страница 2 - Форум





Форма входа
    город Озёрск
Воскресенье, 04.12.2016, 04:54


 Философский семинар

  
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 2«12
Форум » Подфорумы » Вести с занятий "Философского семинара" » Трактат Л.Н. Толстого «О жизни» (20-й уч. год, 2-е полугодие)
Трактат Л.Н. Толстого «О жизни»
Сергей_БорчиковДата: Воскресенье, 26.05.2013, 18:49 | Сообщение # 16
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 432
Репутация: 0
Статус: Offline
d) Подчинение и расширение как проявления бет-функции.

В главе XXX Толстой выходит на следующее фундаментальное понимание:
«…Мы понимаем жизнь не только как раз существующее отношение к миру, но и как установление нового отношения к миру через большее и большее подчинение животной личности разуму, и проявление большей степени любви» (с.104-105).
Тут появляются два важных оператора: подчинение и расширение (большее проявление, увеличение), которые являются частными случаями операторов вниз ↓ и вверх ↑, ограниченных условиями.

В проективно модальной онтологии В.И. Моисеева эти операторы получили названия, соответственно, «проектор» и «сюръектор».
Имеем схему:
У = X↓C и Х = У↑D
где шесть элементов определены так:
• единое Х;
• его аспект У;
• ограничивающее условие С (ограничивает X до У);
• двуместный оператор анализа ↓ (проектор);
• расширяющее условие D (расширяет У до Х);
• двуместный оператор синтеза ↑ (сюръектор).
(Источник: Моисеев В.И. Логика открытого синтеза. В 2 т. Т.1, кн.1. СПб.: Издательский дом «Мир», 2010. С.241).

Как это можно интерпретировать применительно к Толстому?
Если для установления нового отношения недостаточно одной любви или нелюбви в поле инерции бытия, а необходимо взойти на уровень разума, с которого подчинять течение и телесного, и социально-личностного бытия, то разум становится условием такого восхождения. И восхождение не является при этом прямолинейным, поскольку речь идет о процессе – все большего и большего проявления. Другим словами, бет-функция здесь однозначно не равна 1, но уже и не равна 0.

Для разума:
Ж = Я↓R
что означает, что жизнь есть Я, ограниченное разумом.
Верно и обратное:
Ж = R↓Я
жизнь есть разум, спущенный сверху и трансформировавшийся в бытие при условии Я.
В любом случае жизнь есть некое бет-функционирование Я в поле разума.

Аналогично для любви:
Ж = Л↑Д
жизнь есть увеличение любви до уровня абсолютной духовности.
Или обратное:
Ж = Д↑Л
жизнь есть духовность, расширившаяся до Абсолюта при условии любви.
Другими словами, тоже есть опять же некое бет-функционирование Я в поле любви.

Еще связки.
То что, возможна смерть тела, каждый человек и без Толстого знает. Но Толстой констатирует нечто небанальное: возможна и смерть Я (души или духа):
«Жизнь его неперестающее движение, а оставаясь в том же отношении к миру, оставаясь на той степени любви, с которой он вступил в жизнь, он чувствует остановку ее, и ему представляется смерть» (с.105).
Ж↓ = Я○, при ב ≠ 1.
 
Сергей_БорчиковДата: Воскресенье, 26.05.2013, 18:49 | Сообщение # 17
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 432
Репутация: 0
Статус: Offline
е) Сущность как бет-функция.

Главная идея всех рассуждений Толстого: уровень Я всегда должно устремляться вверх (Я↑), а не стоять на месте (Я○). Другими словами, познание – вверх, жизнь – вверх, духовность – вверх, самосовершенствование – по определению только вверх (↑).
В этом и заключается сущность человеческого бытия. У Толстого даже понятие «сущности жизни» явно появляется. И он так пишет о человеке, знающем о своем любовном самосовершенствовании:
«Он знает, что эта-то его любовь к одному и нелюбовь к другому, внесенная им в это его существование, есть самая сущность его жизни, что это не есть случайное свойство его жизни, но что это одно имеет движение жизни, – и он в одном этом движении, в увеличении любви, полагает свою жизнь» (с.105-106, выделение мое – С.Б.).

Всплывает важный метафизический вопрос, что такое сущность вообще и сущность человеческой жизни в частности? Это любовь или не любовь? Это знание или не знание? Или это существование со знанием и любовью?
Сущность жизни:
Ж = Я↑SN
т.е. жизнь есть самосовершенствющееся Я при условии инспирируемой сущности
Или:
Ж = SN↑Я
жизнь есть развивающаяся сущность на поле бытия Я.

А что такое сущность?
SN = А↓Я
сущность есть абсолют ограниченный Я.
Или SN = Я↓А
сущность есть Я в виду Абсолюта.
Как ни крути, но сущность есть модус (мода) абсолютного Я или живого Абсолюта.
В последнем случае она выступает как живая сущность или, употребляя особый термин, как пиформия.
Но об этом отдельный разговор.
 
Игорь_ШашковДата: Вторник, 28.05.2013, 14:33 | Сообщение # 18
Лейтенант
Группа: Проверенные
Сообщений: 76
Репутация: 0
Статус: Offline
Свои соображения по трактату Л.Н. Толстого мы (Лаборатория Интегралики) пришлем несколько позже; возможно, напишем статью для сборника №2.
Здесь же ограничусь одной из основных тем при обсуждении этого трактата – проблемы смысла.
В Интегралике проблема смысла решается через использование представления о полноте, парадоксальным образом превышающей саму себя. Тема сложна, поэтому раскрывать ее я решил постепенно, в нескольких сообщениях.
В данном сообщении привожу текст, подготовленный в рамках программы ЛИ Ольгой Набильской примерно два года назад.

ОТ АБСУРДА К ПАРАДОКСУ (КАМЮ)

Откуда берется абсурд, о котором говорит Камю?
Этот абсурд появляется тогда, когда есть край, за которым Ничто. Раньше, до ХХ-го века, актуальна была бесконечность, края у нее не было. А в ХХ веке край появился – сначала в физике, затем перешел и на общество. Люди оказались на краю пропасти, дальше – Ничто.
Философия, заразившись от физики, придумала край, а затем в страхе сама засуетилась, начала верещать: «Я не такая! Я хорошая! Я позитивная!».
Мир стал конечным, и жизнь стала конечной. И любой смысл жизни стал убогим – ведь всё равно в запредельности ничего нет, смерть зачеркивает для тебя все твои результаты. И позитивизм тогда отказался от поисков смысла целой жизни, заменив его множеством маленьких, частных смыслов…
Становясь позитивной, философия стала убогой.
Мыслитель, доходя до края и обнаруживая абсурдность своего пути, чтобы остаться честным, заканчивал философским или же просто физическим самоубийством. Мыслитель уходил в религию, в наркотики, в пьянство…
Камю, в поисках положительного выхода из абсурда, попытался личный смысл заменить общественным, точнее, снять противоречие между личным и общественным смыслами. Но это был, по сути своей, тот же самый уход от проблемы…
Так или иначе, для честного перед собой мыслителя оставалось одно: оставаться честным перед собой, стоически относиться к невозможности преодолеть абсурд. Стоять, не сгибаться.
Но стоять – значит не двигаться. Да и то – можно ли двигаться, достигнув края? Можно ли двигаться в запредельности, так сказать, «по Ничто»? Если нет для ног точек опоры, то остается только полет? Но и воздуха для крыльев нет, пустота, да и сами крылья ослабли от бездействия, да и перекормленное информацией сознание слишком тяжеловесно для полета.
Короче, ступор. Безвременье. Время идет всё быстрее, но его нет. Вернее, оно есть, да чужое – общее, но не твое. Хорошо всем, кроме тебя, остановившегося перед краем, перед пропастью.
И вот ты смотришь в эту пропасть, а она, вопреки красивой гипотезе Ницше, не смотрит в тебя. Ведь ей нечем смотреть, ее пустота для тебя безусловна. И твой взгляд отскакивает от пустоты, отскакивает от абсурда – в информацию, в позитив, в бессмысленную, но приятную деятельность. И теперь делаешь вид, что и тебе хорошо. Большинство так решило, и ты должен согласиться.
Но выход для одинокого мыслителя всё-таки есть.
Надо только не останавливаться перед пропастью, не отрицать ее (мол, зелен виноград), а идти дальше. Но не прыгать безрассудно в пропасть, а построить лестницу и по ней подниматься в нее. Да, сделать так, чтобы не опускаться, а именно подниматься!
Твоя мысль должна стать такой же реальной, как материальные вещи, которые она мыслит. Тогда, войдя в пустоту, твоя мысль заполнит ее. И тогда в запредельности будет не Ничто, а Что. Что-здесь переносится мыслью в запредельность и становится Что-там.
И мысль, входя в запредельность, обнаруживает не абсурд, а парадокс.
В парадоксальности мир превышает сам себя, и через это превышение обнаруживает реальность своего существования и обретает свой смысл.
Смысл оказывается в том, чтобы превысить свое бытие-здесь и уничтожить Ничто реальностью своего бытия.
Смысл оказывается в творении, в преобразовании Ничто в Что.
Мужественный стоицизм Камю – это прекрасно, но пора идти дальше.
 
Сергей_БорчиковДата: Вторник, 28.05.2013, 19:48 | Сообщение # 19
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 432
Репутация: 0
Статус: Offline
Ольге Набильской

Ольга, если это Ваш текст, то должен сказать Вам комплимент: из всего, что я читал у Вас на форумах, это самый интересный (для меня) текст. Он подвигает мысль к синергиным ассоциациям. Этими ассоциациями к тому же в свете идей Л.Н.Толстого (далее – Т.) и поделюсь с Вами.

О.Н.: …абсурд появляется тогда, когда есть край, за которым Ничто.
С.Б.: Согласен. По Т., важно дальше понять: этот край – не фикция ли сознания человека?
Например, про смерть Т. в итоге заключает: смерть как край – фикция. Смерти нет.

О.Н.: В ХХ веке… люди оказались на краю пропасти, дальше – Ничто.
С.Б.: Согласен. Но дальше – либо Ничто, либо выход в новое измерение, в новую бесконечность.

О.Н.: Философия… в страхе засуетилась, начала верещать: «Я не такая! Я хорошая! Я позитивная!».
С.Б.: Здесь не согласен. У философии запас прочности гораздо выше, чем у общества (людей) в целом. Небольшая часть философов, дествительно, испугалась, но большинство осталось с философской верой (К.Ясперс).

О.Н.: Мыслитель, доходя до края и обнаруживая абсурдность своего пути, чтобы остаться честным, заканчивал философским или же просто физическим самоубийством.
С.Б.: Не знаю, кого Вы имеете в виду под словом «мыслитель», но среди философов самоубийств по философским мотивам не припомню.

О.Н. …смерть зачеркивает для тебя все твои результаты.
С.Б. Т. как раз показывает, что жизнь духа/разума бессмертна, и никакая физическая, телесная смерть не может перечеркнуть результаты духа/разума.

О.Н.: Камю, в поисках положительного выхода из абсурда, попытался личный смысл заменить общественным…
С.Б.: До него по этому пути прошли многие мыслители, а среди последних – Гегель и Толстой.

О.Н.: Если нет для ног точек опоры, то остается только полёт…
С.Б. Это прямо по Т.:
«Человек начинает жить истинной жизнью, т.е. поднимается на некоторую высоту над жизнью животной и с этой высоты видит призрачность своего животного существования, неизбежно кончающегося смертью, видит, что существование его в плоскости обрывается со всех сторон пропастями, и, не признавая, что этот подъем в высоту и есть сама жизнь, ужасается перед тем, что он увидал с высоты. Вместо того чтобы, признав силу, поднимающую его в высоту, своей жизнью, идти по открывшемуся ему направлению, он ужасается перед тем, что открылось ему с высоты, и нарочно спускается вниз, ложится как можно ниже, чтобы не видать обрывов, открывающихся ему. Но сила разумного сознания опять поднимает его, опять он видит, опять ужасается и, чтоб не видеть, опять припадает к земле. И это продолжается до тех пор, пока он не признает наконец, что для того, чтобы спастись от ужаса перед увлекающим его движением погибельной жизни, ему надо понять, что его движение в плоскости – его пространственное и временное существование – не есть его жизнь, а что жизнь его только в движении в высоту, что только в подчинении его личности закону разума и заключается возможность блага и жизни. Ему надо понять, что у него есть крылья, поднимающие его над бездной, что если бы не было этих крыльев, он никогда и не поднимался бы в высоту и не видал бы бездны. Ему надо поверить в свои крылья и лететь туда, куда они влекут его» (гл.XIV).

О.Н.: Но выход для одинокого мыслителя всё-таки есть.
Надо только не останавливаться перед пропастью, не отрицать ее (мол, зелен виноград), а идти дальше. Но не прыгать безрассудно в пропасть, а построить лестницу и по ней подниматься в нее.
С.Б.: Поддерживаю Ваш выход! Это и мой выход тоже. Я заимствовал форму лестницы у Кантора (лестница алефов), а содержательное наполнение ее – у всех мудрецов мира. И стараюсь подниматься по этой лестнице.

О.Н.: Твоя мысль должна стать такой же реальной, как материальные вещи, которые она мыслит. Тогда, войдя в пустоту, твоя мысль заполнит ее.
С.Б.: Опять поддерживаю! И говорю больше, вслед за Т.: пустоты нет. Если мысль материальна, то нет места для пустоты.

О.Н.: Смысл оказывается в том, чтобы превысить свое бытие-здесь и уничтожить Ничто реальностью своего бытия.
С.Б.: По Т., смысл оказывается в том, чтобы превысить свое физическое, телесное, психологическое, социальное, обыденное и прочее бытие и выйти на ту часть своего бытия, которая выше всего этого и тождественна абсолютному общественно-духовно-разумному бытию.

О.Н.: Смысл оказывается в творении, в преобразовании Ничто в Что.
С.Б.: Прекрасно! И по Т., смысл оказывается в творении, в преобразовании, в самосовершенствовании себя из ничтожных форм телесно-психологически-социального бытия в чтойность вневременных и внепространственных форм духовно-разумного идеального бытия.

Р.S.
Ольга, с удовольствием возьму этот или другой, более развернутый Ваш текст, подработанный в свете нашей синергии с Толстым в любой наш сборник.
 
Сергей_БорчиковДата: Воскресенье, 02.06.2013, 19:18 | Сообщение # 20
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 432
Репутация: 0
Статус: Offline
Занятие №651 (29.05.13).
Толстой и концепт пиформий.

1) Прежде чем приступить к главе XXXI, должен сделать маленькое концептуальное отступление.

Выйдя на понятие отношения Я, которое выше пространственно-временного бытия, а следовательно, и смерти, Толстой тем самым начал разговор о неких субстанциальных, культурософских величинах, которые являются независимыми (в любом случае относительно независимыми) не только от сущего и бытия, но и от субъективных индивидуальностей. Входя в ареал общей совокупной культуры и будучи интерсубъективными и константными, эти величины передаются от человека к человеку, каждым из них осваиваются и в итоге формируют и общество в целом, и каждую личность в частности.
Такие величины я в свое время назвал пиформиями, по первым буквам образующих слов: п – пластические (поскольку между пластами), и – иррациональные (точнее, изначально иррациональные или трансцендентные), формы – как специфические модусы формалии.
Природа пиформий раскрыта мной в фундаментальном, многотомном (неопубликованном) труде «Историософия», и частично в опубликованных работах «Субстанция Я» (Размышления о… Вып. 8. Эгология. М.: МАКС Пресс, 2005) и «Ключ к философии» (Борчиков С.А. Философия в малых формах. Т.1. Озёрск: РИЦ ВРБ, 2008). Вот цитаты из этих произведений.
«Пиформии – уникальные частицы, атомы совокупного общечеловеческого сознания, в неизменном виде передающиеся от человека к человеку и детерминирующие культуру в целом.
От формалии они берут объективность и всеобщность, но другой ногой стоят уже на берегу самости, поскольку не могут даваться и феноменологически существовать иначе, чем субъективно-уни¬кально» (Субстанция Я, с.11).
«Пользование пиформиями в основе иррационально, и в этом смысле пиформии – страдательные формирующие начала (но обязательно – формирующие).
В конечном итоге, пиформии являются величинами всепронизывающими и вездесущими. Они скрытое основание и исключительная причина всех знаний, истин, формалей и т.д., наконец, философии» (Ключ к философии, с.52).
Пиформии передаются от человека к человеку, от сознания к сознанию, как пламя – от свечи к свече.

Теперь посмотрим, как у Толстого.
Например, идея Христианства – это пиформия. «Христос умер очень давно… но сила его разумно-любовной жизни, его отношение к миру – ничье иное, действует до сих пор на миллионы людей, принимающих в себя это его отношение к миру и живущих им. Что же это действует? Что это такое, бывшее прежде связанным с плотским существованием Христа, составляющее продолжение и разрастание той же его жизни? …Сила эта есть сам живой Христос» (с.109).
Сила жизни человека – это пиформия. «Мой брат умер вчера или тысячу лет тому назад, и та самая сила его жизни, которая действовала при его плотском существовании, продолжает действовать во мне и в сотнях, тысячах, миллионах людей еще сильнее, несмотря на то, что видимый мне центр этой силы его временного плотского существования исчез из моих глаз» (с.109).

Эта совершенно удивительное открытие Толстого особой жизни культрософских сил (в моей терминологии – пиформий) дает ему основание говорить о бессмертии (поскольку пиформии не умирают).
«…Всё то, чем я живу, сложилось из жизни живших прежде меня и давно умерших людей и… поэтому всякий человек, исполнявший закон жизни, подчинивший свою животную личность разуму и проявивший силу любви, жил и живет после исчезновения своего плотского существования в других людях…» (с.110).
«Какой бы тесный ни был круг деятельности человека – Христос он, Сократ, добрый, безвестный, самоотверженный старик, юноша, женщина, – если он живет, отрекаясь от личности для блага других, он здесь, в этой жизни уже вступает в то новое отношение к миру, для которого нет смерти и установление которого есть для всех людей дело этой жизни. Человек, положивши свою жизнь в подчинение закону разума и в проявление любви, видит уж в этой жизни, с одной стороны, лучи света того нового центра жизни, к которому он идет, с другой то действие, которое свет этот, проходящий через него, производит на окружающих. И это дает ему несомненную веру в неумаляемость, неумираемость и в вечное усиление жизни» (с.111).
Здесь два противонаправленных движения: отречение от личности, подчинение разуму (Я↓) и восхождение личности, увеличение любви (Я↑ и Я↑Л), но самое главное, что появлется предел – абсолютный дух/разум, или Бог, или просто абсолют – как актуальная бесконечность (א) или даже свет, исходящий от Абсолюта (א↓).
Может быть такая формула:
((Я↓)&(Я↑))↑Л = א
Или:
(Я↓R)&(Я↑Л) = א↓
 
Сергей_БорчиковДата: Воскресенье, 02.06.2013, 19:19 | Сообщение # 21
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 432
Репутация: 0
Статус: Offline
2) В главе XXXII делается попытка раскрыть онтологию пиформий.

Необходимо понять природу (механику) пиформий. По-моему, раз родившись, пиформия переходит в культуру (Абсолют) и там продолжает свою жизнь, прикрепляясь (подключаясь) к различным людям, ею овладевающим.
Если человек не видит этой особости пиформии, то, по Толстому, жизнь ему представляется волной, когда пиформия (сила, факт сознания) вдруг обретает в нем свое бытие. Но если жизнь связывается не с телом и Я, то по смерти тела-Я, жизнь не прекращается и просто «волна» пиформии продолжает свое бытие в регионе культуры (регионе сущностей или абсолюта) и репродуцируется и рекультивируется в других людях, как пламя, переходящее от одной сгоревшей свечи к другой.
«Человек познает то, что он не умрет, только тогда, когда он познает то, что он никогда не рожался и всегда был, есть и будет. Человек поверит в свое бессмертие только тогда, когда он поймет, что его жизнь не есть волна, а есть то вечное движение, которое в этой жизни проявляется только волною» (с.113).
Итак, пиформия обладает вечным волновым (энергийным, как сказал бы Гриогорий Палама) бытием. На долю каждого человека приходится всего лишь конечная врезка в эту бесконечную линию, которая (врезка) характеризуется конечной величиной отрезка волны, приходящийся на время пребывания ее в конкретном человеке.

Итоговая схема трех онто-гносеологических уровней такова:
«Всё существующее представляется человеку: 1) отношением его разумного сознания к миру, 2) отношением его животного сознания к миру и 3) отношением его тела к миру. …Отношение его разумного сознания к миру есть единственная его жизнь…» (с.111).

Мне кажется, объявлять что-то одно жизнью – это антропологическое и этическое преусердие.
На самом деле все три отношения есть жизнь.
Жизнь тела – есть биологическая жизнь.
Жизнь Я – есть социо-психологическая жизнь.
Жизнь духа/разума/мудрости есть вечная, бессмертная, абсолютная (от причастности к Абсолюту) жизнь.
Страх смерти при отношениях 2 и 3 не распространяется на отношение 1 (там смерти нет).
 
Сергей_БорчиковДата: Воскресенье, 02.06.2013, 19:20 | Сообщение # 22
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 432
Репутация: 0
Статус: Offline
3) В главе XXXIII Толстой продолжает попытку схематизации онтологии процесса жизни, прибегая к МОДЕЛИ КОНУСА.

Конус 1 (как бы горизонтальный, внутри уровня Я).
«Видимая жизнь наша представляется мне отрезком конуса, вершина и основание которого скрываются от моего умственного взора. Самая узкая часть конуса есть то мое отношение к миру, с которым я впервые сознаю себя; самая широкая часть есть то высшее отношение к жизни, до которого я достиг теперь. Начало этого конуса – вершина его – скрыта от меня во времени моим рождением, продолжение конуса скрыто от меня будущим, одинаково неведомым и в моем плотском существовании и в моей плотской смерти. Я не вижу ни вершины конуса, ни основания его, но по той части его, в которой проходит моя видимая, памятная мне жизнь, я несомненно узнаю его свойства» (с.115).
Всё, что находится внутри этого конуса, суть пиформии:
«Я вхожу в жизнь с известными готовыми свойствами любви к миру вне меня; плотское мое существование – короткое или длинное – проходит в увеличении этой любви, внесенной мною в жизнь, и потому я заключаю несомненно, что я жил до своего рождения и буду жить, как после того момента настоящего, в котором я, рассуждая, нахожусь теперь, так и после всякого другого момента времени до или после моей плотской смерти» (с.115).

Но есть еще конус 2 (как бы вертикальный, переходящий от уровня Т через Я к Д).
И там тоже низшие, физическо-телесные пласты скрыты от человека, как и высшие (Бог, Абсолют). А посередине – конгломерат пиформий.

Смерть, по Толстому, наступает в видимой части этого конуса, хотя через бет-функцию связана и с низшими и с высшими уровнями: «Человек умирает только оттого, что в этом мире благо его истинной жизни не может уже увеличиться, а не оттого, что у него болят легкие, или у него рак, или в него выстрелили или бросили бомбу… Если мы живем, то это происходит вовсе не оттого, что мы бережем себя, а оттого, что в нас совершается дело жизни, подчиняющее себе все эти условия» (с.117).
То же (конусное, пиформиное и бет-функциональное) касается и разума:
«Если бы я мог видеть то, что за пределами моего разума, я бы не видал того, что в пределах его. А для блага моей истинной жизни мне нужнее всего знать то, чему я должен подчинить здесь и теперь свою животную личность для того, чтобы достигнуть блага жизни. И разум открывает мне это…
Он показывает несомненно, что жизнь эта началась не с рождением, а была и есть всегда, – показывает, что благо этой жизни растет, увеличивается здесь, доходя до тех пределов, которые уже не могут содержать его, и только тогда уходит из всех условий, которые задерживают его увеличение, переходя в другое существование.
Разум ставит человека на тот единственный путь жизни, который, как конусообразный расширяющийся туннель, среди со всех сторон замыкающих его стен, открывает ему вдали несомненную неконечность жизни и ее блага» (с.118-119)

Очевидно, что этот конус – вертикальный (от телесно-животного состояния через социально-эготическое бытие к разуму и мудрости) и отличный от первого горизонтального конуса (из прошлого к будущему на уровне пусть целостного, но личностного бытия). Однако кажется, что наличие двух измерений координат у конуса жизни не рефлектировалось Толстым.
– Ведь от человека остается в мире и нечто телесно-биологическое (частичка его ДНК, хромосома) и передается, подобно пиформии, от поколения к поколению.
– От человека остается что-то и психологическое, и социальное: например, вещи, дом, какие-то привычки и обычаи, которых он придерживался, язык, на котором он говорил, социальные роли, которые он исполнял, и т.д.
– От человека остаются и творения (если он занимался этим делом): политические, художественные, религиозные, научные, философские, в том числе в виде пиформий.
– И к Богу он находит пути, в какой-то мере снимая его возвышенную недоступность.
И т.д.
Следовательно, конус жизни – двумерный, объемный, комплексный.
 
Сергей_БорчиковДата: Воскресенье, 02.06.2013, 19:24 | Сообщение # 23
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 432
Репутация: 0
Статус: Offline
К несостоявшемуся занятию
(поскольку «Философский семинар» уходит на летние каникулы, две последних главы не были разобраны и их интерпретацию я даю здесь, на форуме. Хотя многие идеи ранее на Семинаре так или иначе проговаривались).

Диалектика страданий и разрешения основного противоречия жизни.

А. Основное противоречие жизни и его разрешение в этической проекции.
– «…вся земная жизнь есть ряд страданий, далеко не выкупаемых наслаждениями…» (с.120),
– «…люди все в глубине души знают, что всякие страдания всегда нужны, необходимы для блага их жизни…» (с.121).
Есть грех, он производит страдание – ↓. Выход – ↑: «…сознавать тот грех, который произвел страдание, каяться в нем и познавать истину» (с.122).

В. Противоречие в самом страдании.
«При первом взгляде, страдания не имеют никакого объяснения и не вызывают никакой другой деятельности, кроме постоянно растущего и ничем не разрешимого отчаяния и озлобления; при втором, страдания вызывают ту самую деятельность, которая и составляет движение истинной жизни, – сознание греха, освобождение от заблуждений и подчинение закону разума» (с.125).
Есть ложь страдания, когда оно увеличивается при условии зла Ло.стр = стр↑З. Но страдание же есть истинная жизнь при условии подчинения разуму: Истр = стр↓R.

C. Противоречие между ложью и истиной, добром и злом (грехом).
– «…для разумного сознания причина страдания есть нарушение закона жизни разумного сознания…» (с.123).
Между заблуждением и страданием есть прямая связь (с.125).
«…чем больше было во мне заблуждений, тем больше было страданий моих и других людей, чем больше я освобождался от заблуждений, тем меньше было страданий моих и других людей и тем большего я достигал блага» (с.126).

Глава XXXV (продолжение):

D. Противоречие разума по влиянию на страдание.
– «Увеличение боли, стало быть, очень точно определенная величина, не могущая выйти из своих пределов. Ощущение же боли может увеличиваться от нашего отношения к ней до бесконечности и точно так же может уменьшаться до бесконечно малого» (с.128).
«…сила разума, данная человеку для уничтожения мучительности страданий, направлена только на то, чтобы увеличивать ее…» (с.128).
Разум может уменьшать ↓ страдания, может увеличивать ↑ их.

Е. Двунаправленность дела жизни человека и связь его с чужими страданиями и их уменьшением.
– «Понимание страданий личностей и причин заблуждений людских и деятельность для уменьшения их ведь есть всё дело жизни человеческой. Ведь затем-то я и человек – личность, чтобы я понимал страдания других личностей, и затем-то я – разумное сознание, чтобы в страдании каждой отдельной личности я видел общую причину страдания – заблуждения, и мог уничтожить ее в себе и других» (с.129).
Дело жизни = стр1↓ + стр2↓ + стр3↓ + … + стрN↓

– «Деятельность, направленная на непосредственное любовное служение страдающим и на уничтожение общих причин страдания – заблуждений, и есть та единственная радостная работа, которая предстоит человеку и дает ему то неотъемлемое благо, в котором состоит его жизнь» (с.129).
Дело жизни = Л1↑ + Л2↑ + Л3↑ + … + ЛN↑

F. Итоговое разрешение основного противоречия жизни.
– «Страдание это есть сознание противоречия между греховностью (В) своей и всего мира и не только возможностью (А), но обязанностью осуществления не кем-нибудь, а мной самим всей истины в жизни своей и всего мира (С). Утолить это страдание нельзя ни тем, чтобы, участвуя в грехе мира, не видать своего греха (–В), ни еще менее тем, чтобы перестать верить не только в возможность, но в связанность не кого-нибудь другого, но мою – осуществить всю истину в моей жизни и жизни мира (А, С). – Первое только увеличивает мои страдания, второе лишает меня силы жизни. Утоляет это страдание только сознание и деятельность истинной жизни, уничтожающие несоразмерность личной жизни с целью, сознаваемой человеком. Волей-неволей человек должен признать, что жизнь его не ограничивается его личностью от рождения и до смерти и что цель, сознаваемая им, есть цель достижимая и что в стремлении к ней – в сознании большей и большей своей греховности и в большем и большем осуществлении всей истины в своей жизни и в жизни мира и состоит и состояло и всегда будет состоять дело его жизни, неотделимой от жизни всего мира. Если не разумное сознание, то страдание, вытекающее из заблуждения о смысле своей жизни, волей-неволей загоняет человека на единственный истинный путь жизни, на котором нет препятствий, нет зла, а есть одно, ничем ненарушимое, никогда не начавшееся и не могущее кончиться, все возрастающее благо» (с.129-130).
(А – В)↑С = Б↑ = א

Достойный финал трактата «О жизни»!
 
Сергей_БорчиковДата: Понедельник, 11.11.2013, 13:17 | Сообщение # 24
Генерал-майор
Группа: Администраторы
Сообщений: 432
Репутация: 0
Статус: Offline
Борис (логолог), извините, но нашу переписку по Толстому удалил, как не имеющую отношение к предмету разговора.
 
Форум » Подфорумы » Вести с занятий "Философского семинара" » Трактат Л.Н. Толстого «О жизни» (20-й уч. год, 2-е полугодие)
Страница 2 из 2«12
Поиск:



Философский семинар © 2016